«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Вопрос-ответ
Здравствуйте. Относятся ли официальные городские Самарские пляжи к памятникам археологии?
Здравствуйте, Антон!
На Ваш, прямо скажем, неожиданный вопрос, ответ может быть коротким - городские пляжи к памятникам археологии не относятся.
Но это не значит, что на их территории не могут быть найдены какие-то вещи, связанные с древним прошлым. Эти вещи могут попасть на прибрежную полосу самыми разными путями - с привозным песком, с наносными материалами во время разливов, наконец, они могут быть кем-то утеряны. Кроме того, по мере обустройства пляжей могут быть выявлены остатки древних культурных слоев, хотя по берегам Волги археологические памятники встречаются не так часто, как на малых реках.
Здравствуйте, имеется ли у вас какая либо информация по земляному валу опоясывающему посёлок Гундоровка Красноярского района Самарской области. Относится ли он к Ново-Закамской оборонительной линии, или же это самостоятельное сооружение? В какой временной период он был построен? Буду благодарен любой информации.
Владимир, добрый день!
Земляной вал, который опоясывает поселок Гундоровку Красноярского района, действительно связан своим происхождением с Новой Закамской линией, которая была возведена в 30-е годы 18 века. Оборонительная линия должна была защитить российские земли от неприятельских набегов. О том, как создавался ее замысел, как шло строительство, с какими трудностями пришлось столкнуться создателям, можно прочитать в книге Э.Л.Дубмана "Новая Закамская линия: Проект, строительство, судьба." Самара, 2005.
В книге есть сведения и об участке линии, проходящем вдоль р.Сок по его левому берегу от Красноярской крепости до Сергиевского городка. Согласно архивным данным, приведенным в книге и сведениям, полученным от автора книги, доктора исторических наук Э.Л.Дубмана, на этом участке, кроме Красноярской крепости и Сергиевского городка было ещё несколько редутов и фельдшанцев (те же крепости, но меньшего размера). При редутах, как при крепостях, находились ландмилицкие поселения или слободы, гарнизон которых состоял из одной роты солдат (102 чел.) и их семей. В 15 верстах (около 16 км) от Красноярской крепости располагался редут Хороший. На космоснимках он обозначен как Раковский редут. А в 18 км от редута Хороший на переходе линии через р.Черновку (левобережный приток Сока) был устроен фельдшанец Чернорецкий. Фельдшанец – более значительное сооружение, чем редут, при Чернорецком фельдшанце поселили 3 роты конной и 1 пешей ландмилиции с общим числом солдат 462. Из архивных источников известно, что в отличие от других редутов и крепостей, слободы при редуте Хорошем и фельдшанце Чернорецком находились на противоположном берегу реки Сок. Почти нет сомнения, что оборонительные сооружения вокруг поселка Гундоровка, расположенные точно напротив Чернорецкого фельдшанца, и есть та самая ландмилицкая слобода при этой крепости. Как нам сообщил Э.Л.Дубман, окончательно расселение ландмилиции было произведено в 1735 г.
Здравствуйте! Хотелось бы уточнить по Конкурсу видеороликов. При нашей библиотеке есть киностудия. В составе - в том числе дети 5-8 классов. У студии родился довольно сложный сценарий - на 5 минут, но в одиночку его реализовать невозможно. Как нам лучше указать авторство - "Киностудия "Рассветъ"" или это будет группа авторов? Можем прислать сценарий заранее, чтобы Организаторы Конкурса могли убедиться в его актуальности. И, конечно, будет указан руководитель фильма.
Добрый день! В положении о конкурсе у нас везде говорится об авторах видеороликов, т.е. физических лицах. Поэтому укажите лучше коллектив авторов. Можно отметить, что авторы являются участниками/членами "Киностудии "Рассвет". Желаем вашему коллективу успеха!
«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Уездный город на рубежах империи (Самара в XVIII в.)
Уездный город на рубежах империи (Самара в XVIII в.)

Деревянный кремль и прилегающие к нему территории посада и слобод в Самаре уничтожил пожар 1703 г. В ходе застройки выгоревших кварталов в 1704-1706 гг. было решено не восстанавливать старую крепость, а создать новую систему укреплений. Ее основным элементом стал «земляной замок», построенный к 1706 г. казанским комиссаром А. Сергеевым.

Новую крепость возвели также на водоразделе, на высоком берегу Самары, примерно в 200 м к северо-востоку от деревянного сгоревшего кремля – «от жилья к степи», в районе современной Хлебной площади. Она имела форму не совсем правильного ромба, без бруствера, с частоколом по вершине вала. Западный, тупой угол «замка» опирался на современную ул. А. Толстого (бывшая Казанская); южный, острый немного не доходил до ул. Кутякова (бывшая Духовная), северный ограничивался ул. Комсомольской (бывшая Успенская). Восточная часть крепости несколько выступала за линию, намечаемую ул. Ст. Разина (бывшая Вознесенская). Общая площадь крепости составляла почти 4 гектара. По ее углам находились круглые земляные выступы с бруствером – больверки. Три из них, на которых размещалась артиллерия, имели дополнительные укрепления в виде бревенчатых, сделанных срубами, щитов, т. е. казематов. Внутри крепости на первых порах были устроены восьмиугольная башня из соснового леса, называемая раскат, 2 четырехугольные, а также другие сооружения, необходимые для обороны. В крепость можно было попасть через двое проезжих ворот и одни – «тайнишные».

Вся прочая жилая застройка города была защищена тянувшимися от северной оконечности крепости деревянными заграждениями – тарасами, перемежаемыми пятью сторожевыми башнями, а также палисадом из бревен и рогатками. Общая протяженность укреплений, защищавших город от нападений со стороны степи и протянувшихся от р. Самары до Волги, вместе с внешней стороной земляного замка составляла около 1,5 км. Она охватывала значительную территорию, на которой размещались жилые и хозяйственные постройки, административные здания, торговые заведения и т. д. Эта система укреплений выходила к Волге в районе современной площади Революции. (рис. 2) Летом 1722 г. крепость и оборонительные сооружения осматривал Петр I, посетивший Самару со своей женой Екатериной (будущей императрицей Екатериной I) во время Персидского похода.

И все же правительство не рассматривало Самару как важный оборонительный пункт. В документах того времени писали, что город «с другими регулярными крепостями не числится». Его задачи были указаны очень четко: «Самара, за неимением на Волге с луговой стороны другого города, для удержания калмыцких, башкирских, а наипаче казачьих орд и каракалпаков».

Гарнизон Самары в 1731 г. насчитывал 918 человек. Документы о пожаре 1745 г., в котором сгорела большая часть жилого фонда, свидетельствуют, что в городе насчитывалось 588 обывательских дворов. Для обеспечения жителей и служилых людей гарнизона в конце XVII в. к городу были примежеваны земли. Сельскохозяйственные и промысловые угодья самарян тянулись по реке Самаре до устья Большого Кинеля, а по Волге до устья Сока.

На протяжении всего XVIII в. земляная крепость являлась прежде всего оборонительным сооружением, защищавшим город от нападений кочевников. Основные административные, религиозные и другие учреждения располагались на территории старого центра Самары, где ранее был рубленый город. Там же находились Троицкая (на обрывистом берегу р. Самары) и рядом стоящая Никольская церкви. Последняя в 1744 г. стала приделом вновь выстроенного Казанского храма. Рядом с Троицким храмом находился «артиллерийский магазин», а несколько далее от реки здание канцелярии и «дворец», то есть место жительства воеводы. В конце 30-х – начале 60-х гг. XVIII в. самарские монастыри были упразднены, однако их храмы сохранились и использовались для службы.

Начиная с 1730-х гг. Самара из изолированного военного пункта на волжском пути становится частью системы пограничных укреплений на левобережье Волги. В это время в Заволжье развернулось строительство сначала Новой Закамской, а затем Оренбургской (Самарской) линий. Особое значение для развития города сыграло размещение в нем штаба Оренбургской экспедиции в 1736 г. Комплекс зданий и сооружений Оренбургской экспедиции располагался к западу от земляной крепости, в районе ул. Комсомольской, Ст. Разина, Крупской и А. Толстого. Каменный Никольский храм стал основным для руководства и сотрудников. У его стен были погребены скончавшиеся в нашем городе начальники экспедиции И.К. Кирилов (1737 г.) и В.А. Урусов (1741 г.).

Пребывание в Самаре руководства Оренбургской экспедиции внесло определенные новации в облик центральной части города. Особую роль в ее застройке сыграл В.Н. Татищев, возглавивший экспедицию в 1737 г. после смерти И.К. Кирилова (рис. 3). По распоряжению Татищева осенью 1737 г. в городе должны были построить особый «проспект». Он начинался от северной оконечности земляной крепости, где были «проезжие ворота», проходил мимо дома, где жил сам тайный советник, и, минуя Вознесенскую (позднее Успенскую, по которой и была названа позднее сама улица) церковь, шел к Волге. Проспект практически совпадал с современной ул. Комсомольской от ее пересечения с ул. Ст. Разина и до Волги.

В Самаре при В.Н. Татищеве было произведено строительство большого гостиного двора, первых в истории города госпиталя и аптеки с «огородом» лекарственных трав и лабораторией, а также ряда других зданий. Планы Татищева по созданию в Самаре национальных татарской и калмыцкой школ были осуществлены уже после его отставки в 1739 г. новым руководителем комиссии В.А. Урусовым. К сожалению, разобраться в расположении всех этих зданий, устроенных сотрудниками экспедиции, не представляется возможным из-за отсутствия репрезентативных источников.

После строительства Оренбурга и превращения его в 1744 г. в центр новой губернии туда перевели подразделения и службы Оренбургской комиссии, в том числе и школы.

Вид Самары с Волги времени Оренбургской экспедиции представлен на рисунке англичанина Дж. Кэстля (рис. 3). Кэстль хорошо знал город, жил в нем, и поэтому его рисунок 1736 г. является, пожалуй, самый реалистичным из всех существовавших к тому времени. Общее расположение Самары на волжском берегу у англичанина во многом сходно со сделанным треть века назад изображением голландца К. де Бруина.

В середине XVIII в. город теряет свое былое административное и военное значение, а также статус уездного центра. В 1764 г. было принято решение о переводе Самары в разряд «заштатных» (безуездных) городов. Утратив воеводское управление, он оказался в подчинении у администраций двух разных губерний. Гражданскую власть в нем осуществляли комиссариат и магистрат, подчиненные Казани; а военная власть находилась в ведении коменданта, назначаемого Оренбургом. Статус уездного города был возвращен Самаре только в ходе новой административной реформы, проведение которой началось в 1775 г. По указу от 15 сентября 1780 г. было образовано Симбирское наместничество (губерния), в составе которого восстановили Самарский уезд, а сам город стал его административным центром.

В рамках проведения губернской реформы уездные города и, прежде всего, их центральную часть предполагалось перестроить и реконструировать. Для нашего города был подготовлен «Геометрический план Симбирского наместничества города Самары» 1782 г. (рис. 4) Он отражал не только существующую городскую застройку, но и ту, которую предполагалось создать вновь на специально выделенных территориях. Судя по плану и другим материалам этого времени, город был невелик. Он насчитывал 634 частных дома и «между оными домами бедных людей хижин 96». Общая площадь Самары составляла 316 десятин, из которых 93 занимали «неудобья» (овраги и пустыри).

Застройка города к концу XVIII в. так и не вышла за границу, очерченную земляной крепостью и прилегающими к ней укреплениями. Крепость, сохранив свое военное значение, не стала административным центром города. В ней находилось всего несколько строений: провиантские магазины, батальонный цейхгауз, «винный выход».

Основная административная, религиозная и торговая жизнь Самары проходила на территории старого центра города (бывшего деревянного кремля и подходящих к нему кварталов). Здесь размещался каменный Казанский собор с приделом Николая Чудотворца, западнее – ближе к Волге (почти на границе городской застройки) – каменная Спасо-Преображенская церковь. В нескольких кварталах к северу от нее стояла Успенская деревянная церковь, построенная на месте сгоревшего деревянного храма упраздненного Спасо-Преображенского монастыря. Еще выше к северу находилась Вознесенская церковь. Бывший соборный деревянный Троицкий храм был перенесен к кладбищу, располагавшемуся за пределами городской застройки, к северо-востоку от земляной крепости. Значительную часть территории бывшего деревянного кремля занимала торговая площадь – «Верхний рынок» (кроме него в городе был еще «Нижний рынок»), в восточной части которой стоял Казанский собор. С северо-запада к ней примыкал магистрат, южнее которого находились казенные питейные дома и купеческие торговые ряды. В квартале «обывательских домов», на юго-западе площади, размещался уездный нижний земский суд и уездное казначейство. По высокому берегу р. Самары, через квартал к югу от площади, вытянулись с запада на восток от дороги на Уральск и моста через Самару «ветхие хлебные амбары купеческие», будки для караула, батальонный цейхгауз, «выход для содержания денежной казны» и комендантская канцелярия. Все это пространство представляло собой начальную, наиболее обжитую часть старой Самары конца XVI-XVII вв.

Вдоль волжского берега за жилой застройкой пролегала полоса т. н. «поемных мест», используемых жителями города для огородов.

В конце XVIII – начале XIX в. город не отличался активной торговой и промышленной жизнью. Самарских ремесленников было мало, и их продукция играла в торговле незначительную роль. Торг на самарских площадях производился по воскресным дням, причем на Нижнем рынке торговали только летом, на Верхнем – круглый год. Приезжие вели торговлю «со стругов», «с возов», «с полков». Местные купцы торговали в лавках, которых в конце XVIII в. насчитывалось всего 9. Все они были деревянными.

Главным торговым путем оставалась Волга. Пристань на волжском берегу действовала всю навигацию. В устье Самары, к городу, большие баржи заходили лишь в весеннее половодье. Здесь их загружали хлебом, привезенным зимою и хранившимся в амбарах. В начале XIX в. их насчитывалось 90.

Перестройка города, придание его центру нового облика, соответствующего рангу уездного города, начались позднее, не ранее 20-х гг. XIX в.

ЛИТЕРАТУРА И ИСТОЧНИКИ

Источники

Классика самарского краеведения. Антология. Выпуск 3. Головкин К.П. Самара в конце XVIII – начале XX вв. (краеведческая картотека): сост. Г.В. Галыгина, Э.Л. Дубман, П.С. Кабытов. Самара, 2007.

Самарское Поволжье с древности до конца XIX в. Сборник документов и материалов / под ред. Э.Л. Дубмана, Ю.Н. Смирнова. Самара, 2000.

Путешествие в прошлое. Самарский край глазами современников / сост. Завальный А.Н., Рыбалко Ю.Е. Самара, 1991.

Литература

Артамонова Л. Деревянные храмы Самары XVIII века на гравюре английского художника / Самарская область. Этнос и культура. 1998. №№1-2.

Гурьянов Е.Ф. Древние вехи Самары: Очерки по истории градостроительства. 2-е изд., перераб. и доп. Куйбышев, 1986.

Дубман Э.Л. Земляная крепость в Самаре и другие оборонительные сооружения региона в конце XVII – начале XVIII в. // Самарский край в истории России. Выпуск 5. Материалы межрегиональной научной конференции. Самара, 2015.

История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. XVI – первая половина XIX века. М., 2000.

История Самары (1586-1917 гг.) / под ред. П.С. Кабытова, Э.Л. Дубмана, О.Б. Леонтьевой. Самара, 2015.

Синельник А.К. История градостроительства и заселения Самарского края. Самара, 2003.

Смирнов Ю. Новый источник по истории Самарского края XVIII века и его автор. О «дневнике» и гравюре Джона Кэстля // Самарская область. Этнос и культура. 1998. №№1-2.

Смирнов Ю.Н. Оренбургская экспедиция (комиссия) и присоединение Заволжья к России в 30-40-е гг. XVIII века. Самара, 1997.