«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Вопрос-ответ
Здравствуйте.Ранее я уже обращался к вам , по поводу нахождения Липовского редута,но у Вас не оказалось на тот момент верной информации вы указали мне на Заинский редут,сейчас нам при поддержке нашего клуба"Сергиева дружина" и группы единомышленников удалось найти на карте некий редут который при накладке старых ландкарт на современные карты очень похож на искомый нами редут, помогите установить истину Липовский ли это редут вот координаты 54.164248,51.034632 .Нам не безразлична история нашего края и хотелось бы убрать еще одно белое пятно .
Уважаемый Сергей!
Действительно, по указанным координатам на карте в 5 км к северу от д. Липовки Сергиевского района, в месте впадения ручья Шиловского в речку Кильна (правый приток реки Липовки) находится сооружение внешне напоминающее редут. Оно подквадратной формы, размерами 34х30 м. Заметны ров и вал вокруг, а также вход с восточной стороны. Возможно это и есть Липовский редут, который был сооружен еще до строительства Ново-Закамской линии и входил в число т.н. «Сокских редутов». Правда, как пишет Э.Л. Дубман, Липовский редут находился в месте впадения р.Елховки в р. Липовку (Дубман, 2004, с. 20). Но судя по карте Ф.Ф. Ласковского (Дубман, 2004, с.129, рис.18) редут Липовский находился севернее дер. Липовка в месте впадения какой-то речки справа в р. Липовку, что соответствует обнаруженному на карте объекту.
А вот, что нам ответил автор книги о Новой Закамской линии, доктор исторических наук Э.Л.Дубман:
"Липовский редут это не Новая Закамская линия. Он не входил в состав ее сооружений и был построен раньше. Может быть, еще при Петре, може,т сразу после его смерти. Он есть на картах, которые помещены в книге"
Насколько изучен Муром под Жигулевском?
Уважаемый Измаил!
Если Вас интересует площадь, которая была исследована на Муромском городке, то она составляет чуть больше 4000 кв.м. Понятно, что это ничтожно мало при площади памятника, которая только в пределах укреплений составляет 150 га. Эту информацию, как и другие сведения о памятнике Вы могли бы и сами найти на нашем сайте http://archsamara.ru/samara/pamjatn2/,
Там же и рекомендуемая литература.

Вопрос, касательно Ново-Закамской линии обороны а точнее об одном из :2-ой драгунский билярский полк, интересует информация об исторической значимости, а так-же интересует информация о майоре Неплюеве, который стал основателем Неплюевки, и о последующей судьбе его потомков в период революции
Здравствуйте, Измаил!
Мы рады, что Вы обратились к нашему сайту в поисках ответа на интересующие Вас вопросы. Но эти вопросы, видимо, нужно задать историкам. Они знают эту эпоху лучше археологов.
О Неплюеве много информации в Интернете.
Мы можем порекомендовать книгу С.А.Александровой и Т.И.Ведерниковой "Сельские дворянские усадьбы Самарского Заволжья в XIX-XX веках". Самара, 2015. В этой монографии Неплюевым посвящен целый раздел.
Желаем Вам успеха!
«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Статья по экспериментальной экспедиции

И.Н.Васильева, Н.П.Салугина

Самарская экспедиция по экспериментальному изучению древнего гончарства (СЭЭИДГ): 25 лет работы

Летом 2014 г. исполнилось 25 лет со времени начала работы Самарской экспедиции по экспериментальному изучению древнего гончарства (СЭЭИДГ). В данной статье представлены краткая история проведения экспедиции, причины ее организации, состав участников, программы экспериментальных работ, а также подведены некоторые итоги ее 25-летней деятельности.

Организация полевой экспериментальной экспедиции была вызвана необходимостью решения задач, связанных с исследованием древней гончарной технологии в рамках историко-культурного направления [1; 2]. До работ А.А.Бобринского в области изучения древней и средневековой гончарной технологии в СССР и других странах был распространен в основном формально-классификационный подход. Сосуд (археологическая керамика) рассматривался скорее как объект природы, соответственно и исследования проводились с помощью различных методов естественнонаучных дисциплин и были направлены на изучение отдельных физико-технических свойств керамики. Большой опыт работы в этнографических экспедициях, организованных в 1960–1970-е годы А.А.Бобринским для изучения восточноевропейского сельского гончарства, массовое анкетирование гончаров европейской части СССР и осмысление полученных результатов позволили исследователю перевернуть распространенные представления в советской археологической науке и сместить акцент в определении объекта исследования. А.А.Бобринский сделал основной упор на «человеческом» факторе, на той роли и значении человека – гончара, который своим трудом существенно изменял природный материал. В результате сосуд (археологическая керамика) стал восприниматься как овеществленный итог определенных трудовых действий человека, направленных на преобразование природных материалов. Таким образом, в рамках историко-культурного направления, разработанного А.А.Бобринским, основной задачей технологических исследований является изучение следов работы в изломах и на поверхности археологических сосудов, возникших в результате применения древними гончарами определенных приемов труда. Целью технологических исследований является реконструкция культурных традиций, существовавших в среде древних коллективов, которые оставили археологические памятники определенных культур. Под культурной традицией в гончарстве понимается исторически сложившаяся, устойчивая система трудовых навыков, передававшаяся из поколения в поколение контактным путем по родственным каналам, консервативная в стабильных условиях и обладавшая определенной направленностью изменений в условиях смешения разных в культурном отношении групп населения.

Методика изучения гончарной технологии основана на бинокулярной микроскопии, трасологии и эксперименте в виде физического моделирования. Исследования такого рода относятся к идентификационным. Для них характерно наличие и сравнение двух объектов: археологической керамики и эталонов. Таким образом, для проведения исследования древней и средневековой гончарной технологии необходимы значительные сравнительные серии эталонных образцов. Одной из основных задач СЭЭИДГ изначально стало создание базовых эталонных коллекций по всем ступеням гончарного производства, а также постановка экспериментов по тем проблемам древнего гончарства, которые возникают при анализе конкретной археологической керамики.

Неразработанность структуры научного эксперимента в области изучения древнего гончарства и отсутствие практических рекомендаций по его проведению в начале работы СЭЭИДГ вызвали необходимость разобраться в данной проблеме. Нами были разработаны правила постановки и проведения экспериментальных работ, а также структура эксперимента с формулированием обязательных этапов [3; 4, с.181–198]. К разработке правил постановки экспериментальных работ присоединился также Ю.Б.Цетлин [5].

История проведения СЭЭИДГ

В 1990 г. в Челябинской области, около с. Солнце, состоялась первая экспериментальная экспедиция по изучению древнего гончарства в рамках советско-американского археологического полевого семинара, организованного Институтом истории и археологии УрО РАН*. В работе семинара участвовали студенты-археологи Урало-Поволжского региона и студенты из США. Это была в некоторой степени «пробная» экспедиция, когда отрабатывались приемы проведения экспериментов, осуществлялось обучение различным приемам лепки сосудов, осваивались особенности проведения обжига. Основное внимание было уделено двум программам: осмотру источников сырья и отбору природных глин, а также составлению формовочных масс. Следует отметить, что именно в данном сезоне была изготовлена значительная часть эталонов по формовочным массам. Был проведен обжиг сосудов в очаге с углубленными в землю стенками под руководством сотрудника ЧГПИ, теплотехника Л.Л.Халилова. Американский коллега, консультант по обучающим программам Центра занятости молодежи штата Эллинойс Энтони Эйнхеймер продемонстрировал способы ручной лепки сосудов, которым он научился у индейцев чероки. Полученный при проведении данной экспедиции опыт оказался очень важным и полезным при осуществлении дальнейших работ.


* Организация и проведение СЭЭИДГ стали возможными благодаря активной поддержке И.Б.Васильева, работавшего заместителем директора ИИАП УрО РАН. В последующие годы, когда экспедиция была перенесена на территорию Самарской области, он продолжал поддерживать наши исследования, будучи директором Института истории и археологии Поволжья, за что мы всегда будем ему благодарны.


В 1991 г. экспедиция проводилась в окрестностях с.Усолье Самарской области. В ней приняли участие студенты Самары и Челябинска. Основной задачей этого года было начало создания эталонной базы по конструированию полого тела. Впервые был использован прием применения двух разных по цветности глин для изготовления «строительных элементов»: лент и жгутов. С этого года экспедиция постоянно проводилась на территории Самарской области и получила название Самарская экспедиция по экспериментальному изучению древнего гончарства (СЭЭИДГ).

1992–1993 гг.- деятельность экспедиции переместилась в с. Нур, расположенный недалеко от г. Самары. В 1992 г. в работе экспедиции впервые участвовал Ю.Б.Цетлин. С 1993 г. постоянным участником и научным консультантом экспедиции стал А.А.Бобринский. Основное внимание было уделено программе «Исходное сырье». В первый год работы в Нуре в течение месяца проводилось сплошное обследование окрестностей села, расположенного в бассейне р.Самара, в результате которого было найдено 17 залежей глин разной цветности и запесоченности. Из обнаруженных глин были изготовлены эталоны. Был начат сбор илов в разных водоемах (проточных и непроточных): р. Самара, озерах, протоках, прудах. Изготовлены эталоны из илов, апробированы способы лепки сосудов из ила. К работам общего характера этих двух лет можно отнести: отмучивание глины для использования ее в качестве эталонной; изготовление эталонов по формовочным массам; освоение способов ручного конструирования сосудов и их обжиг в углубленном в землю очаге; начато осуществление программы «Раковина в древней керамике»; А.А.Бобринским проведены работы по изучению свойств навоза животных как исходного пластичного сырья и изготовлена эталонная коллекция начинов.

Осенью 1993 г. была осуществлена поездка в Северный Прикаспий, осмотрена стоянка Каир-Шак III, отобраны глины с естественным содержанием раковины и илы рядом с неолитическими стоянками и на р.Ахтуба.

Начиная с 1994 г., почти без перерывов, местом проведения экспедиции стал бывший детский спортивный лагерь «Мир» в окрестностях пос. Прибрежный, расположенный в 70 км от г.Самары. Лишь в 1995 г. и 2012 г. район базирования СЭЭИДГ изменялся. В 1995 г. экспедиция работала в окрестностях с.Утевка Нефтегорского района Самарской области (турлагерь Утевской средней школы). Именно с этого года начато планомерное осуществление программы «Обжиг». Было проведено большое количество обжигов в разных устройствах с использованием разных видов топлива и созданием различных режимов обжига. Е.В.Волковой осуществлен эксперимент по способам конструирования сосудов фатьяновской культуры [6]. Продолжены работы по отбору разных видов исходного пластичного сырья и изготовлению эталонов из них. В 2012 г. местом проведения экспедиции являлось с. Новая Беденьга в Ульяновской области, где проводились международный полевой семинар «Экспериментальная археология. Взгляд в XXI век» и фестиваль реконструкторского движения «Волжский путь». Программа работ СЭЭИДГ включала: работу с начинающими исследователями и участниками фестиваля по способам изготовления сосудов разных эпох и консультации по вопросам, связанным с анализом древней керамики; строительство углубленного в землю очага; изготовление реплик древних сосудов для центра «Археопарк» и общеобразовательных школ; проведение экспериментальных обжигов, включающих и обжиг реплик сосудов.

Как уже говорилось, в 1994, 1996–2003, 2005–2007, 2009–2011, 2013–2014 гг. базой экспедиции являлся бывший детский спортивный лагерь «Мир» в окрестностях пос. Прибрежный. В 1994 г. работа экспедиции осуществлялась в рамках полевого семинара, организованного Институтом истории и археологии Поволжья (ИИАП) под руководством И.Б.Васильева для студентов-археологов Урало-Поволжского региона. Параллельно здесь же работала полевая трасологическая школа под руководством В.М. Массона и Г.Ф.Коробковой. Во время этого полевого сезона был проведен тщательный осмотр поймы р. Волги и проток с целью поиска залежей глин и илов; изготовлена большая серия эталонов по формовочным массам (с навозом, мякиной, отрубями, молочной сывороткой, дресвой); А.А.Бобринским был изготовлен ручной грибовидный гончарный круг из глины с примесью навоза. В работе экспедиции принимал участие художник – гончар Ю.Малыгин, которым была изготовлена серия экспериментальных сосудов на ножном деревянном гончарном круге.

В течение последующих сезонов работы СЭЭИДГ в лагере «Мир» осуществлялось выполнение нескольких постоянных программ, связанных как с созданием эталонных баз, так и с постановкой экспериментов для решения конкретных исследовательских задач: «Исходное сырье», «Илы и илистые глины», «Формовочные массы», «Раковина в составе древней керамики», «Способы обработки поверхностей», «Обжиг», «Орнаментирование керамики» и т.д. Поскольку частично результаты работ экспедиции опубликованы [7–10], в данной статье остановимся на некоторых базовых моментах в ее работе.

Большое внимание и усилия были уделены оборудованию площадки для проведения обжигов. Она была устроена рядом с глубоким оврагом, для чего с помощью лопат была снята значительная часть склона и создана плоская площадка. На ней были построены обжиговые устройства: 1) углубленный в землю очаг, стенки которого были обложены кирпичом (1996 г.); 2) наземный очаг с кирпичными стенками и поддувалами (1997 г.); 3) глинобитный горн в склоне оврага по образцу археологически изученных горнов (1998 г.); 4) наземный кирпичный двухъярусный горн (под руководством А.А.Бобринского, 2000 г.). Подробное описание строительства и использования обжиговых устройств нами опубликовано [11, с.57–89]. В течение всего времени работы экспедиции по мере необходимости осуществлялся ремонт обжиговых устройств.

В рамках работы экспедиции ежегодно осуществлялись небольшие, но очень важные для технологических исследований, программы. Например, в 1999 г. – программы «Лоскутный налеп» [12, с.72–87]; в 2000 г.- программы «Утилизация сосудов»; в 2003 г. – программы: «Районы и места добычи исходного сырья»; в 2005 г. – программы «Происхождение гончарства» по проверке «корзиночной» гипотезы; в 2010 г. – программы по изучению способов орнаментирования посуды. В 2013 г. на базе экспедиции был проведен полевой семинар «Источники и методы изучения древней керамики финноязычных народов Поволжья и их соседей» по гранту Губернатора Самарской области.

Считаем необходимым указать источники финансирования нашей экспедиции, без которых ее работа была бы невозможной: в 1990–1993 гг. – за счет средств совместной археологической лаборатории Истории и археологии УрО РАН (г.Свердловск) и КГПИ (сейчас – ПГСГА, г.Самара); в 1994–2008 гг. – на средства Института истории и археологии Поволжья (ИИАП) (г.Самара); с 2009 г. – за счет средств участников экспедиции и спонсоров, а также грантов.

За весь период деятельности СЭЭИДГ в работе экспедиции и изучении результатов ее работы (микроскопическом анализе эталонных баз) приняли участие более 70 исследователей из многих регионов России и стран ближнего зарубежья (приложение 4) (илл.1, 2).

Направления работы СЭЭИДГ

С момента организации экспедиции планировалась работа в двух направлениях: 1) научно-исследовательском, тесно связанным с обучением молодых исследователей приемам и методам изучения древней керамики, и 2) популяризаторском. Научно-исследовательское направление включает: 1) создание эталонных баз по всем ступеням гончарного производства; 2) индивидуальные экспериментальные работы и программы, направленные на разработку проблем конкретных научных исследований. Ниже представлена краткая характеристика выполняемых в рамках нашей экспедиции программ и состав эталонных баз по ступеням гончарной технологии, хранящиеся в фондах ПГСГА.

Программа «Исходное пластичное сырье (ИПС). Идентификация видов сырья является одной из важнейших проблем при изучении археологической керамики. В результате такого изучения исследователь получает информацию о представлениях разных культурных групп древнего населения об исходном пластичном сырье, о культурных традициях отбора и подготовки сырья, о месте изучаемого гончарства в эволюционной цепочке гончарных производств.

В настоящее время в истории гончарства нами выделяются четыре основных вида ИПС: органические материалы животного происхождения [2, с.17], илы [13, с.193–217], илистые глины [14, с.191–216; 15, с.426–451] и природные глины. Программа «Исходное пластичное сырье», осуществляемая в нашей экспедиции, состоит из трех разделов: «Природные глины», «Илы», «Илистые глины».

Раздел «Природные глины» выполняется по следующим позициям: 1) составление карты глин; 2) создание эталонной базы глин с разными естественными примесями; 3) разработка проблемы различения источников сырья (районы и места добычи глин). При реализации данной программы основное внимание уделялось Волго-Уральскому региону. В настоящее время в керамической лаборатории ПГСГА хранится значительная коллекция эталонных глин, происходящих из многих регионов России. Наиболее полно представлена коллекция глин из Самарской области (приложение 1). Определенную сложность вызывает идентификация степени ожелезненности глин и выяснение естественности или искусственности некоторых специфических примесей, таких, как тальк и раковина пресноводных моллюсков. Для выяснения этих вопросов участниками экспедиции производился целенаправленный отбор глин, характеризующихся указанными выше особенностями (приложение 1). Специальной частью данного раздела стала подпрограмма «Районы и места добычи исходного сырья», связанная с необходимостью выделения конкретных источников сырья по археологической керамике [2, с.25–26]. В настоящее время составлены эталонные коллекции из двух условных районов: поймы р. Волги у пос. Прибрежный и первой надпойменной террасы р. Волги в районе археологического памятника «Сачково озеро» в Приволжском районе.

Раздел «Илы». Ил, как особый вид ИПС для производства керамики первоначально был выделен по результатам технологического анализа неолитической керамики Северного Прикаспия [16, с.111; 13, с.193–214]. И.Н.Васильевой была разработана специальная программа по изучению данного вида ИПС. Она начала реализовываться в 1992 г. в окрестностях с.Нур и продолжается до настоящего времени. С 1997 г. ежегодно отбираются пробы ила из постоянного места, расположенного около берега протоки, идущей под турлагерем «Мир», в пойме р. Волги. Цель данной работы – изучение изменения качественного состава глиноподобного сырья в зависимости от природных процессов, происходящих в водоемах в течение длительного времени. Эталонная коллекция по илам содержит результаты промывки проб илов и непосредственно эталоны, изготовленные из илов разных водоемов.

Раздел «Илистые глины». Изучение керамики неолита и энеолита Нижнего и Среднего Поволжья позволило выделить еще один вид ИПС: илистые глины [14; 15]. Залежи подобной глины зафиксированы на мысу протоки, идущей параллельно той, где забираются пробы ила в пойме р.Волги возле турлагеря «Мир». Изготовление эталонов из илистой глины начато в 2001 г. и продолжается до сегодняшнего дня. Отбор илистых глин проводится ежегодно из одного места.

В результате реализации программы «Исходное пластичное сырье», изучения эталонных серий и сравнения их с археологической керамикой удалось очертить в Поволжье три ареала неолитических керамических традиций (15, с.426–451; 17, с. 225–227), а исследователям из других регионов РФ выделить на разных территориях определенные группы населения, применявшие указанные виды исходного сырья [18, с.350–351; 19, с.41–50; 20, с. 87–98].

Программа «Формовочные массы (ФМ)». Реализация программы была начата в 1990 г. Принципы составления Программы, изготовления эталонов и их маркировка подробно описаны [4, с.240; 21, с.54]. Сама программа очень обширна и насчитывает 230 наименований. В настоящее время коллекция эталонов по формовочным массам насчитывает 90 наименований (приложение 2).

В ходе многолетнего выполнения Программа по формовочным массам корректируется в соответствии с исследовательскими задачами. С 1998 г. и по сегодняшний день осуществляется программа «Органические растворы», направленная на выяснение характера фиксируемых в археологической керамике специфических органических остатков. В изломах сосудов они выглядят в виде различных пленок черного маслянистого (блестящего или матового), коричневого цвета; молочно-белого или желтоватого паутинообразного или крупинчатого налета на стенках пустот, оставшихся от выгоревшего органического вещества. Было высказано предположение об использовании древними гончарами органических растворов – клеящих жидких материалов растительного или животного происхождения [13, с. 212–213]. В ходе реализации данной программы изготовлены эталонные серии с разными органическими веществами (приложение 2, № 59–77, 84–90). В 1998 г. был разработан раздел программы «Птичий пух как компонент ФМ». Необходимость его осуществления была обусловлена тем, что в археологической литературе включения пера и пуха птиц в керамике стали идентифицироваться исключительно как птичий помет. В рамках разработанной программы была проведена серия экспериментов по составлению формовочных масс с искусственно введенной примесью пуха, изучены образцы помета птиц из разных регионов, проведены консультации с биологами. Сравнительный анализ эталонных серий и археологической керамики, в частности, посуды волосовской культуры, позволил установить, что птичий пух является искусственно введенным компонентом массы, а не частью птичьего помета [22, с.63–71]. В 2010 г. был разработан и начал осуществляться раздел программы «Тальк в составе древней керамики». Проблема так называемой «тальковой керамики» особенно актуальна при изучении посуды бронзового и раннего железного веков и обусловлена тем, что тальк может быть естественной примесью глин и в то же время использоваться как специально введенная примесь. В СЭЭИДГ была проведена серия экспериментов, направленных на определение признаков талька как искусственной добавки [23, с.58–60]. Программа «Раковина в составе древней керамики» осуществляется с 1993 г. Разработка и реализация ее были связаны с тем, что в составе керамики практически всех эпох с территории Поволжья фиксируются обломки раковины. Большинство исследователей однозначно трактовали ее как искусственную добавку. Однако знакомство с природными глинами, содержащими ископаемую раковину, выделение илов и илистых глин, в составе которых присутствует обломки раковин пресноводных моллюсков, поставило вопрос о различении характера раковины в составе древней керамики. Были изготовлены эталонные серии с использованием раковины разных видов моллюсков как в сыром, так и в обожженном состоянии. Микроскопический анализ исходного сырья, содержащего раковину, и эталонных серий позволил выделить качественные признаки для идентификации естественного или искусственного характера раковины в составе древней керамики [24, с.148; 25, с.379–381]. В 2009 г. А.А. Бобринским и Н.П. Салугиной была разработана и осуществлена программа «Изучение концентрации раковины в составе древней керамики». Для изготовления эталонов использовались раковины двустворчатых и брюхоногих моллюсков, дробившиеся в сыром состоянии без тела моллюска и введенные в формовочную массу в разных концентрациях. Обработкой коллекции эталонов занималась сотрудник ГИМа Н.Петрова, которой были выделены некоторые особенности по учету концентрации раковины в составе древней керамики.

Программа «Приемы конструирования сосудов». Основной задачей Программы является создание эталонной базы по способам конструирования начинов, полого тела и формообразования. Составлена представительная эталонная серия по приемам конструирования, позволяющая идентифицировать значительное разнообразие этих способов, встречающихся при изучении археологической керамики.

Микроскопическое исследование древнейшей керамики Поволжья и сопредельных регионов позволило установить, что наиболее распространенным способом ее изготовления был лоскутный налеп. А.А.Бобринским при описании способов конструирования керамики были выделены наиболее общие и характерные признаки данного способа налепа [1, с.139, 174–177]. Однако исследовательская практика показала, что, например, при спиралевидном способе наращивания элементов, линии спаев разных строительных элементов: лоскутов и жгутов – в вертикальном разрезе сосуда совпадают. Для расширения возможностей диагностирования лоскутного налепа в 1999 г. была разработана и начала реализовываться программа «Лоскутный налеп». Микроскопический анализ изготовленных эталонных серий позволил выделить общие и специфические признаки различных видов данного налепа и конкретизировать их [12, с.72–87]. Особым направлением в работе СЭЭИДГ является реконструкция способов изготовления керамики конкретных археологических культур. В 1995 г. Е.В.Волковой осуществлен эксперимент по выяснению способов изготовления сосудов фатьяновской культуры, в результате которого было установлено, что сосуды изготавливались в два приема с помощью различных форм-моделей, лоскутным налепом [6, с.125–134]. Работы в рамках данного направления проводятся в нашей экспедиции постоянно разными исследователями: И.Н.Васильевой – по керамике Поволжья нео-энеолитической эпохи; Н.П.Салугиной, В.В.Илюшиной и В.В.Мухаметдиновым – по керамике эпохи бронзы; Л.А.Краевой – по сарматской керамике, О.Н.Лопатиной – по дьяковской керамике и т.д. Часть экспериментов по конструированию связана с некоторыми более узкими задачами. В частности, в археологической литературе является дискуссионной проблема перехода от раннего к среднему бронзовому веку, когда при сохранении основных черт погребального обряда происходит изменение керамики от круглодонной к плоскодонной. Задачей экспериментальных работ было выяснение вопроса об эволюционном или инновационном характере этих изменений. В рамках осуществления данной программы были изготовлены серии сосудов по разным технологическим схемам. В настоящее время идет обработка эталонов.

Программа «Обработка поверхностей» включает изготовление эталонной коллекции по трем направлениям: безгрунтовочному, грунтовочному и химико-термическому [1, с.213–240]. В рамках первого направления (безгрунтовочное) изготовлены эталоны по заглаживанию поверхностей инструментами с твердой и эластичной рабочей поверхностью и лощению поверхностей каменной галькой (приложение 3) [7, с.243–244]. В рамках второго направления (грунтовочное) изготовлены эталоны с окрашиванием поверхности сосудов охрой (приложение 3). В рамках третьего (химико-термического) направления производились эксперименты по обвариванию и чернению посуды. При обваривании после обжига раскаленные сосуды вынимались из обжигового устройства и «купались» в обваре – специально приготовленном растворе из воды и муки грубого помола или отрубей, а затем либо оставлялись для высыхания, либо вновь ставились в обжиговое устройство, где «томились» некоторое время. Цель этой операции двоякая: 1) технологическая – при помощи обвары устраняется пористость, а, следовательно, водопроницаемость изделия; 2) декоративная – поверхность сосуда приобретает черную или пятнистую поверхность. При чернении в конце обжига в горн закладывается материал, способствующий выделению большого количества углерода (гнилой обломок дерева, сосновые ветки и шишки), затем горн замуровывается, тем самым прекращается доступ кислорода и создается восстановительная атмосфера. В результате поверхность сосудов приобретает иссиня-черный цвет. Данные эксперименты направлены на выяснение причин возникновения цветового разнообразия археологической керамики. В рамках общей Программы по обработке поверхностей была разработана и выполнена подпрограмма «Обработка поверхностей сосудов городецкой культуры». Для ее реализации изготовлены деревянные колотушки с ячеистой рабочей частью, глиняные штампы в виде пластинки и круглого в сечении валика, на рабочей части которых вырезаны квадратные ячейки. Влажные поверхности эталонных сосудов обрабатывались указанными орудиями: производилось выбивание их поверхности колотушкой с ячеистой рабочей частью, прокатывание штампа-валика, вдавливание штампа в виде пластинки. В результате получена эталонная коллекция сосудов со следами применения разных способов получения так называемой «рогожной» поверхности, идентичной сосудам городецкой культуры, а также выделены их признаки.

Программа «Орнаментация керамики». Орнаментирование посуды не является обязательной ступенью структуры древней гончарной технологии. Однако, большая часть керамики Поволжья эпох неолита–бронзы, исследованием которой занимаются авторы статьи, орнаментирована. В нашей экспедиции выполнялось несколько разделов программы по технике нанесения орнамента, связанных с изучением керамики конкретных археологических культур. Основой для разработки одного из разделов программы «Естественные орнаментиры» в 2001 г. послужили исследования И.В.Калининой [26, с.7–19]. При изготовлении эталонов для этой части программы использовались челюсти, ребра и кости хребта щуки, язя, карася; клыки собаки и лисицы. Отпечатки наносились с разных сторон и под разными углами (коллекция выполнена Е.Дубовцевой). Раздел «Техника нанесения орнаментов гребенчатыми штампами» связан с изучением керамики эпохи бронзы, значительная часть которой орнаментирована именно гребенчатыми штампами. Для осуществления программы были изготовлены гребенчатые штампы разной формы и размера из различных материалов: дерева, кости, раковины, песчаника. Специально изготовленные эталоны орнаментировались указанными штампами в разной технике: вдавления, протаскивания, вдавления со сдвигом и т.д. Анализ эталонов позволил выявить следы, характерные для разных материалов, из которых изготовлены орудия, и особенности деформации глины при разных способах работы орнаментирами. Раздел «Использование в орнаментировании плетеных фактур». Разработка данной темы была обусловлена результатами микроскопического изучения керамики хвалынской энеолитической культуры. В рамках экспериментальных работ получены данные, позволяющие более четко идентифицировать орнаменты на изучаемой керамике [27, с.34–36]. В 2010 г. начата разработка общей программы по способам орнаментации керамики под руководством Ю.Б.Цетлина и Л.А.Краевой. В этом же году началось ее осуществление. Однако возникла необходимость создания серии новых орнаментиров, а также доработки программы. Было принято решение изменить вид эталонов – использовать не плоские брикеты, а целые сосуды, чтобы приблизиться к объемному орнаментальному пространству, характерному для археологической керамики (руководители программы И.Н.Васильева, Е.В.Волкова, Ю.Б.Цетлин).

Программа «Обжиг». Археологическая керамика различается как по цвету излома и поверхностей, так и по механической прочности. Это является результатом использования различных способов придания ей прочности и устранения влагопроницаемости. Для выяснения причин возникновения разных цветовых слоев излома и окраски поверхностей сосудов в СЭЭИДГ осуществляется многолетняя программа, направленная на изучение обжига керамики в разных обжиговых устройствах и при различных режимах. В результате выполнения данной программы составлена значительная эталонная коллекция экспериментальных сосудов, обожженных в разных обжиговых устройствах, с использованием различных режимов, с замерами температур стационарной термопарой. Итоги работ были опубликованы [7, с.244–248, 255–257].

В 2000 г. была реализована программа «Утилизация сосудов». Цель программы – проследить изменения в цветовой окраске поверхностей и изломов изделий, возникающих при использовании посуды в быту. Для этого были специально изготовлены сосуды из одинаковой формовочной массы (глина + навоз жвачных животных), которые после обжига использовались для варки продуктов. В них варились мясные бульоны, каши, кипятилось молоко. Сосуды со следами утилизации составляют коллекцию из 9 сосудов.

Программа «Происхождение гончарства». Проблема происхождения гончарства является одной из дискуссионных в археологии. В 1993 г. А.А.Бобринским были проведены работы по изучению свойств навоза животных как исходного пластичного сырья. Были изготовлены 2 сосуда: 1) из ФМ (глина + навоз овцы в концентрации 1:2, обмазано составом из ФМ (глина + навоз овцы в концентрации 2:1; 2) сосуд из ФМ, состоящей из чистого навоза овцы, был обмазан составом из глины с навозом лошади в концентрации 2:2. Сосуды были обожжены в костре в течение 1 часа, а затем засыпаны золой и оставлены на ночь. В 2005 г. он же провел эксперимент, направленный на изучение свойств керамики, изготовленной из навоза животных с примесью глины, а также ритуальный обжиг этих изделий.

Обращение к проблеме происхождения гончарства в нашей экспедиции связано с изучением гончарной технологии ранненеолитического населения Поволжья. В 2005-06 г.г. в рамках экспедиции была поставлена серия экспериментов, направленных на проверку «корзиночной» гипотезы происхождения гончарства. Данный эксперимент предусматривал: 1) изготовление гибких плетеных корзин из рогоза с неплотным переплетением, что позволяло корзине свободно сжиматься при сушке глиняной оболочки; 2) использование двух видов пластичного сырья: глины и ила; 3) применение лоскутного комковатого налепа, очень удобного именно для размазывания пластической массы по твердому каркасу; 4) предельно щадящий режим сушки и постоянный контроль за ее ходом, с замазыванием образующихся трещин; 5) обжиг с соблюдением всех мер предосторожности. Сушка обмазанных корзин происходила в закрытом помещении, без доступа солнечных лучей и ветра, в течение 7 суток. Обжиг корзин производился в наземном очаге. По результатам эксперимента сделано заключение о возможности благополучного обжига корзин, обмазанных пластическим сырьем без каких-либо искусственных примесей (глиной и илом), и сохранении их целостности. Подробное описание эксперимента опубликовано в статье [15, с. 426–451].

Популяризаторское направление

В рамках данного направления разработано и реализовано несколько программ.

Программа по созданию музейной экспозиции «Гончарство: происхождение и развитие». Была разработана научная концепция экспозиции. В этой работе активное участие принимала научный сотрудник СОИКМ им.П.В.Алабина Р.М.Ключникова. Одновременно осуществлялись работы по комплектованию фондов музея материалами, иллюстрирующими эволюцию гончарства как культурно-исторического процесса. Изготовленные в экспедиции экспонаты переданы по актам в СОИКМ им. П.В.Алабина. В настоящее время музей использует данные материалы при организации выставок, в частности, выставки по истории гончарства.

Программа «Город мастеров». Идея создания центра обучающих и просветительских программ для школьников принадлежала директору полиэтнического гуманитарного лицея «Гармония мира» А.М.Плахоте. В течение четырех лет на базе нашей экспедиции проводился детский лагерь, во время которого школьникам читались лекции по археологии, музейному делу, истории гончарства и проводились практические занятия. Ежегодно сотрудниками экспедиции делались копии сосудов разных эпох для экспозиции по гончарству в Музее народного творчества в пос. Прибрежный Красноглинского района г.Самары.

Значительный блок работы СЭЭИДГ связан с изготовлением копий сосудов разных археологических культур. Эти работы проводятся, как правило, по заказу разных музеев страны, которые используют изготовленные артефакты в своей работе: Республиканский музей Республики Татарстан, Государственный исторический музей, музей археологии ПГСГА (Самара), музей г.Нурлат. Часть изготовленных сосудов поступили в школы городов области и вузы для демонстрации в учебном процессе древнейших этапов развития человечества.

В заключение следует отметить, что работы Самарской экспедиции по экспериментальному изучению древнего гончарства продолжаются. Эталонные серии, о которых шла речь в данной статье, хранятся в археологической лаборатории ПГСГА и доступны для изучения.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Бобринский А.А. Гончарство Восточной Европы. М.: «Наука», 1978. – 270 с.
  2. Бобринский А.А. Гончарная технология как объект историко-культурного изучения //Актуальные проблемы изучения древнего гончарства. Самара: Изд-во СамПГУ, 1999. – С.5–109.
  3. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Роль эксперимента в изучении древнего гончарства (к постановке проблемы) // Керамика как исторический источник (подходы и методы изучения): Тезисы докл. Всесоюзной научн. археологич. конфер. Свердловск–Куйбышев: Изд-во КГПИ, 1991. – С.80–85.
  4. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Экспериментальный метод в изучении древнего гончарства (к проблеме разработки структуры научного исследования с использованием физического моделирования) // Актуальные проблемы изучения древнего гончарства. Самара: Изд-во СамПГУ, 1999. – С. 181–198.
  5. Центлин Ю.Б. Проблемы научного эксперимента в изучении древнего гончарства // РА, 1995, № 2. – С.59–68.
  6. Волкова Е.В. Роль эксперимента в реконструкции фатьяновской гончарной технологии // Тверской археологический сборник. Вып.3. – Тверь, 1998. С. 125–134.
  7. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Работы экспедиции по экспериментальному изучению древнего гончарства //Вопросы археологии Урала и Поволжья. Самара: Изд-во «Самарский университет», 1999. – С. 234–257.
  8. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Самарская экспедиция по экспериментальному изучению древнего гончарства // XVII Уральское археологическое совещание. Материалы научной конференции (екатеринбург, 19–22 ноября 2007 г.). – Екатеринбург – Сургут: изд-во «Магеллан», 2007. – С.15–20.
  9. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Некоторые итоги 18-летней работы Самарской экспедиции по экспериментальному изучению древнего гончарства // Труды II (XVIII) Всероссийского археологического съезда. Т. III. Москва: ИА РАН, 2008. С. 156–159.
  10. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Экспериментальные работы Самарской экспедиции по изучению древнего гончарства // Українська керамологія: Національний науковий щорічник. За рік 2008: експеримент у сучасній керамологїї / За редакцією докт.іст.наук Олеся Пошивайло. – Опішне: Українске народознавство, 2013. – Кн.IV. – Т.1. – С.309–317.
  11. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Из опыта проведения экспериментального обжига глиняной посуды // Экспериментальная археология. Взгляд в XXI век. Ульяновск: изд-во «Печатный двор», 2013. – С.57–89.
  12. Васильева И.Н., Салугина Н.П. Лоскутный налеп // Древнее гончарство: итоги и перспективы изучения. Москва: изд-во ИА РАН, 2010. – С. 72–87.
  13. Бобринский А.А., Васильева И.Н. О некоторых особенностях пластического сырья в истории гончарства // Проблемы древней истории Северного Прикаспия. Самара: Изд-во СамГПУ, 1998. – С.193–214.
  14. Васильева И.Н. Технология керамики могильника у с.Съезжее // Археологические памятники Оренбуржья. Вып. III. Оренбург: Печатный Дом «ДИМУР», 1999. – С.191–216.
  15. Васильева И.Н. К вопросу о зарождении гончарства в Поволжье // Вопросы археологии Поволжья: Вып.4. – Самара: Изд-во «Научно-технический центр», 2006. – С. 426–451.
  16. Васильева И.Н. Илы как исходное сырье для древнейшей керамики Поволжья // Тезисы докладов Международной конференции по применению естественнонаучных методов в археологии, посвященной Б.А.Колчину. Санкт-Петербург: ИИМК РАН,1994. – С.111.
  17. Васильева И.Н., Выборнов А.А. О динамике распространения ранненеолитических традиций в Волго-Камье // Труды IV (XX) Всероссийского археологического съезда в Казани. Том I. Казань: Отечество, 2014. – С. 225–227.
  18. Краева Л.А. Сравнительная характеристика гончарных традиций савроматского и раннесарматского периодов // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. Т. I. – Санкт-Петербург–Москва–Великий Новгород, 2011. – С.350–351.
  19. Илюшина В.В. Керамический комплекс алакульской культуры поселения Ук 3 // Вестник археологии, антропологии и этнографии. – № 2 (17). – Тюмень, 2012. – С.41–50.
  20. Салугина Н.П. Проблема перехода населения Волго-Уралья от раннего к среднему бронзовому веку (на основе анализа посуды из погребальных комплексов) // Проблемы изучения культур раннего бронзового века степной полосы Восточной Европы. Оренбург: Изд-во ОГПУ, 2009. – С.87–98.
  21. Васильева И.Н., Салугина Н.П. О работе самарской экспедиции по экспериментальному изучению древнего гончарства // Тез. докл. межд. конференции «Современные проблемы археологии», посвященной памяти В.Ф.Генига. Киев, 2002. – С.54.
  22. Петряшов Д.В., Павлов С.И. К вопросу о примеси птичьего пуха в древней керамике Примокшанья // Историко-археологические изыскания. Сб. трудов молодых ученых. – Самара: Изд-во СамГПИ, 2001. – С.63-71.
  23. Краева Л.А. К вопросу о примеси талька в сарматской керамике Южного Приуралья // Древнее гончарство: итоги и перспективы изучения. Москва: изд-во ИА РАН, 2010. – С.58–65.
  24. Салугина Н.П. Раковина в составе древней керамики // Материалы межд. конф. по применению методов естественных наук в археологии. Тезисы докладов Международной конференции по применению естественнонаучных методов в археологии, посвященной Б.А.Колчину. Саект-Петербург: ИИМК РАН,1994. – С.148.
  25. Салугина Н.П. К методике определения раковины в составе древней керамики//Современные проблемы археологии России. Т.2 Новосибирск, 2006. – С.379-381.
  26. Калинина И.В., Устинова Е.А. Технологическая классификация нео-энеолитической керамики Уральского региона // АСГЭ, 1990, № 30. – С.7–19.
  27. Васильева И.Н. О технологии керамики I Хвалынского энеолитического могильника // Вопросы археологии Поволжья. Вып.2. Самара: Изд-во СамГПУ, 2002. – С.15–49.