«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Вопрос-ответ
Здравствуйте. Что предпринимается для организации археологических исследований на территории сносимого завода клапанов.
Здравствуйте, Павел!
Снос завода не предполагает земляных работ, которые могли бы нарушить возможные археологические слои на его месте. Но в дальнейшем любые строительные работы на этой площади должны быть согласованы с Управлением государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области.
Здравствуйте, есть ли онлайн карта с примерными местами археологических памятников? Чтоб можно было свериться и не дай бог гулять там рядом.

В различных изданиях, как научных, так и научно-популярных, встречаются карты с нанесенными на них памятниками археологии. Они служат для того, чтобы представить территорию расселения тех или иных племен. Но найти на местности памятник по такой карте, скорее всего, не получится.

Во-первых, не позволяет масштаб, а во-вторых, памятник археологии отличается от общепринятых представлений о памятниках (природы, архитектуры и прочих) тем, что он, как правило, скрыт в земле.

Культурные слои древних поселений лежат под современным слоем дерна или пашни и обнаружить их можно только путем специальных полевых исследовательских работ. Иногда древние могильники представляют собой земляные насыпи - курганы. Но лишь немногие из них заметны неопытному глазу. Как правило, в результате многолетней распашки от некогда высоких курганов остались лишь небольшие еле заметные всхолмления, Поэтому, даже находясь на месте древнего поселения или могильника, вы вряд ли его увидите.

По сути дела, настоящим памятником археологии это поселение или могильник станет только после археологических раскопок, проведенных в соответствии с научной методикой, после того, как находки будут систематизированы, сфотографированы, прорисованы, когда будет составлен научный отчет. Вот почему онлайн карта памятников археологии не нужна неспециалистам.

Сведения о расположении памятников конечно существуют, но их тиражирование может принести только вред, так как существуют люди, ведущие поиск древних предметов с целью их коллекционирования. Эти так называемые черные археологи не понимают, что вещи, вырванные из контекста памятника, теряют значительную часть исторической информации, а памятнику наносится непоправимый ущерб.

«Самарское Археологическое Общество» (САО)
А-И

АЛМУШ, (ЭЛЬ АЛМЫШ) - царь (эльтебер) волжских булгар, сын Шилки (начало X в.). Политические и экономические интересы формирующегося раннефеодального государства подтолкнули А. к принятию ислама. Его исламским именем стало Джафар ибн Абдаллах. По просьбе А. было инициировано прибытие в ставку болгарского царя, расположенную в Среднем Поволжье, посольства багдадского халифа Муктадира (922 г.), секретарем и историографом которого был Ахмед ибн Фадлан. Благодаря дошедшим до нас запискам ибн Фадлана в истории осталось имя одного из первых булгарских царей, стоявшего у истоков объединения разрозненных болгарских племен, создания первого в Восточной Европе раннефеодального государства и принятия ислама в качестве государственной религии.

Лит.: Кляшторный С.Г., Савинов Д.Г. Степные империи древней Евразии. СПб. 2005.

А.В.Богачев

АРХЕОЗООЛОГИЯ - смежная дисциплина, возникшая на стыке археологии и зоологии, которая изучает место и роль домашних и диких животных в хозяйственной деятельности и ритуальной практике древнего населения. Объектом её исследования являются костные останки животных, найденные при раскопках древних поселений и могильников. Для их изучения применяются специфические методы исследования из нескольких зоологических научных дисциплин: остеологии, зоологии, ветеринарии и зоотехники. Сопоставляя полученные данные с археологической информацией о памятнике, археозоологи реконструируют хозяйственно-бытовой уклад древнего населения, особенности использования животных в ритуальной практике, а также взаимовлияние этих сфер деятельности с другими аспектами жизни человека. В России первым ученым, объединившим знания и методы археологии и зоологии и показавшим новые возможности археозоологического исследования, был В.И.Цалкин (1903-1970). Среди его работ есть публикации, посвященные анализу остеологических материалов из археологических памятников Среднего Поволжья. Истории животноводства нашего края посвящены работы А.Г.Петренко, П.А.Косинцева, Н.В.Росляковой, В.В.Гасилина. Начиная с появления человека и до настоящего времени, животные играют большую роль в жизни людей. Костные остатки из культурных слоев древнейших стоянок Самарского Поволжья свидетельствуют о том, что на протяжении всего каменного века основным занятием населения была охота. Найденные там кости принадлежат диким животным: бобру, выдре, лошади, косуле, лосю, крупному быку, сайге, болотной черепахе, а так же птице и рыбе. Домашние животные на территории нашего края стали известны с энеолита. Их появление связано с приходом сюда населения хвалынской культуры. В Хвалынском I могильнике были найдены кости крупного рогатого скота (КРС), мелкого рогатого скота (МРС) и лошади. Известно, что лошадь имела большое значение и в среде местного населения самарской культуры эпохи энеолита. Её кости найдены в могильнике Съезжее I. Однако для этого времени лошадь нельзя достоверно считать домашней. По-видимому, лошадь была одомашнена местным населением позже, после освоения приёмов разведения крупного и мелкого рогатого скота. Самой последней в стаде древнего населения Самарского края появилась свинья. Это произошло в середине бронзового века. Традиция использования животных при совершении погребальных обрядов получила свое развитие в эпоху бронзы в среде ямных, катакомбных, полтавкинских, абашевских, потаповских и срубных племен. Совместное поедание мяса животных стало одной из характерных черт поминальных церемоний. Следы таких тризн находят в насыпях курганов в виде раздробленных костей, происходящих, в основном, из наиболее «мясных» частей туши (лопатки, плечевые, бедренные, тазовые). В могилы вместе с умершими сородичами помещали напутственную пищу. На краю и на перекрытии могильных ям устраивали жертвенники из частей туш, головы и ног животных. В могилы клали астрагалы (таранные кости) КРС и МРС, лошади и свиньи, а также фаланги КРС и лошади в качестве погребального инвентаря. Данные кости принято считать атрибутами ритуальных игр, гаданий, магии, а также символами животных. Для бронзового века характерно равноценное использование частей туш КРС, МРС и лошади в ритуальных комплексах поминальной и напутственной пищи, а также использование костей свиньи только в качестве погребального инвентаря (астрагалы). В культурных слоях древних поселений кости животных являются массовым материалом. Большая их часть представляет собой «кухонные остатки», то есть то, что осталось от животных, мясо которых было съедено жителями поселка. Как правило, такие кости сильно раздроблены и несут на себе многочисленные следы кухонной разделки туш: порезы, надрубы, разрубы, следы разбивания, а также следы воздействия огня, погрызы собак и грызунов. Кроме «кухонных остатков» на поселениях встречаются кости животных из «алтарей», располагавшихся на территории поселка, а также кости, заготовленные в качестве сырья для костерезного ремесла. Начиная с бронзового века, в Самарском Поволжье ведущей отраслью хозяйства древних племен стало скотоводство. В составе стада КРС преобладал над другими видами домашних копытных, а свинья напротив имела незначительное представительство по сравнению с МРС и лошадью. По сравнению с эпохой энеолита роль охоты в хозяйстве племен бронзового века заметно упала. Основными промысловыми животными оставались лось, бобр и косуля. Ранний железный век на территории Самарского Поволжья представлен курганами савроматской и сарматской культур. В это время наиболее значимым животным в хозяйстве и погребальном обряде стала лошадь. Захоронения воинов сопровождались целыми костяками лошадей, что отражало высокий социальный статус погребенных людей. В ритуальных комплексах поминальной и напутственной пищи была велика доля МРС. Археозоологические материалы средневековья происходят из культурных слоев селищ славкинского и лбищенского культурных типов, именьковской культуры и могильников ранних болгар. Имеются свидетельства о сохранении в погребальном обряде средневекового населения ведущей роли лошади. Обращает на себя внимание тот факт, что в материалах средневековых селищ кроме традиционных видов домашних копытных появились кости верблюда, кошки и домашней птицы. Многочисленные находки костей крупной рыбы свидетельствуют о развитии рыболовства.

Лит.: Антипина Е.Е. Археозоологические исследования: задачи, потенциальные возможности и реальные результаты // Новейшие археозоологические исследования в России. М., 2003; Косинцев П.А. Животноводство у населения Самарского Поволжья в эпоху поздней бронзы // Материальная культура населения бассейна реки Самары в бронзовом веке. Самара, 2003; Петренко А.Г. Следы ритуальных животных в могильниках древнего и средневекового населения Среднего Поволжья и Предуралья. Казань, 2000; Рослякова Н.В. Археозоология // Древние культуры и этносы Самарского Поволжья. Самара, 2007; Цалкин В.И. Фауна из раскопок памятников Среднего Поволжья // МИА, №61. М., 1958.

Н.В.Рослякова

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ В 1918-29 гг. Систематические археологические исследования в Самарской губернии начались в 1919 г. с открытия Самарского университета и образования при нем ОАИЭиЕ. В рамках этого общества активно действовала Археологическая комиссия, главной задачей которой стало археологическое изучение Самарской губернии. Выделяются 2 этапа ее работы: 1) 1919-1921 гг., когда складывался коллектив исследователей, происходило знакомство с имеющимися материалами, создавалась первоначальная материальная база, организовывались первые комплексные экспедиции; 2) 1921-29 гг., период планомерных экспедиций, первых обобщений и публикаций материалов. С 1921 г. в рамках единого плана археологического изучения России началось целенаправленное археологическое изучение Самарской губернии под руководством В.В.Гольмстен. В 1921г. Восточный отряд, состоящий из слушателей Высших Этнолого–Археологических курсов, под руководством В.В.Гольмстен проводил разведочные работы по берегам р.Самары от устья р.Б.Кинель до г.Бузулук. Было обнаружено 15 дюнных стоянок, проведены небольшие раскопки, найдено 96 курганных могильников с 564 курганами. В 1922 г. главной задачей было исследование Самарской Луки. Было описано 6 городищ в районе сел Подгоры, Шелехметь, Осиновка, Сосновый Солонец, обнаружено более 20 селищ, 77 курганов и 2 могильника между сс.Новинки и Шелехметь, проведены раскопки курганов около с.Новинки. Кроме того, продолжались работы по р.Самаре в Бузулукском уезде. Здесь Г.Н.Плющенко обнаружил 107 памятников. Вокруг г.Самары найдены курганы в окрестностях сел Лопатино, Липяги, Дубовый Умет. В 1923 г. обследовался Муромский городок, пройден разведочный маршрут между сс. Мордово-Кольцово-Брусяны, обследованы городища Вислый камень, Торновое, Шелехметь, выявлены археологические памятники на территории г.Самары: стоянка в Постниковом овраге, местонахождение на Воскресенском спуске, поселения Грачев сад, Кирпичные сараи и др. Проводились разведки близ г.Чапаевска, а также у с.Большая Глушица на р.Иргиз. Начались раскопки могильника у с.Березняки. Исследовано 8 курганов, в которых обнаружено 9 погребений «бронзовой и железной эпох». В 1924 г. М.Г.Маткин исследовал палеолитическую стоянку Постников овраг. В.В.Гольмстен проводила раскопки курганов у сел Березняки и Воскресенка и вала на городище Ош-Пандо. Разведочными отрядами обнаружены новые памятники в Безенчукском и Красноярском районах. У сс. Городцовка и Вислая Дубрава выявлены остатки поселений калмыков «Калмыцкие базы». В этом же году вышла публикация В.В.Гольмстен «Доисторическое прошлое Самарского края», где было сделано первое обобщение результатов археологических исследований за 5 лет. В 1925 г. было предпринято изучение северо-восточной части губернии по берегу Волги от Красноярского района до Крестового городища (современная Ульяновская область), а также по рекам Б.Черемшан и Кондурча. Обследована территория площадью 16500кв.км. В результате было выявлено 36 мест поселений, 10 городищ, 400 курганов, 7 могильников, 235 местонахождений керамики. Памятники обнаружены в районах сел Старая Бинарадка, Ягодное, Хрящевка, Белый Яр, Чувашский Калмаюр, Никольское. Были найдены также кладбище вымерших животных эпохи палеолита при впадении р.Черемшан в Волгу и мусульманское кладбище ХIII в. В 1926 г. разведки проводились по рекам Б. и М. Кинели и Кутулук. Всего было нанесено на карту 63 поселения и 31 курганный могильник, в которых насчитывалось 273 кургана. Произведены раскопки у сс. Микулино (на р.М.Кинель), Березняки, Аверьяновка (на р.Кутулук), Пустовалово, Кротовка. Было изучено 17 погребений эпохи бронзы и «железной эпохи». В 1927 г. обследовался Бузулукский уезд. Здесь было выявлено 142 археологических памятника, найдены культурные слои различных эпох, в том числе знаменитое захоронение эпохи великого переселения народов у с.Федоровка. В 1928 г. обследовались территории по р.Сок и в районе г.Бугуруслан, описаны курганные могильники и отдельные местонахождения керамики бронзовой эпохи и болгарской культуры. На Самарской Луке начались раскопки Муромского городка. Было частично вскрыто здание, сложенное из кирпича и камня. Работы были продолжены в 1929г. и исследованы два кирпичных здания. При расчистке одного из них, в топочной части обнаружены 2 человеческих костяка в неестественных позах с застрявшими в костях скелета наконечниками стрел. В 1929 г. было реорганизовано ОАИЭиЕ, В.В.Гольмстен уехала в г.Ленинград. Планомерные археологические исследования, проводившиеся местными археологами, приостановились до 1969 г. В целом, за 1918-29 гг. в результате систематичной работы была обследована огромная территория Самарской губернии, выявлено и нанесено на карту около 1200 археологических памятников, построена самая общая схема заселения края древним человеком, выявлены основные археологические культуры и дана их характеристика, опубликованы многие добытые артефакты. В областном краеведческом музее появилась достаточная база артефактов для создания экспозиции по древнейшему прошлому Самарского края.

Лит.: Классика Самарского краеведения. «Золотое десятилетие самарского краеведения». Вып.5. Самара, 2008.

В.Н.Зудина

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КЛАДЫ САМАРСКОГО ПОВОЛЖЬЯ. Археологический клад - это комплекс предметов, специально спрятанных в земле или в другом недоступном месте. Различаются несколько видов кладов в соответствии с их особенностями: клад личных предметов; клад торговца, клад литейщика; грабительские клады; вотивные клады (накапливались в виде подношения божеству). Археологические клады играют важную роль в разработке системы хронологии. К настоящему времени на территории Самарского края известны следующие клады. Наиболее ранний клад II в. н.э., состоящий из 24 римских денариев, обнаружен в 1883 г. в Сызранском уезде. В 1984 г. был найден клад во время раскопок городища именьковской культуры у с. Кармалы на Самарской Луке. В хозяйственной яме в деревянной шкатулке обнаружены сломанные серебряные и бронзовые орудия и семь монет. Среди них – согнутая шейная гривна из сплава серебра и меди; сломанный серебряный наконечник ремня, обломок серебряного предмета цилиндрической формы, кусочки золотой фольги, семь позднесасанидских драхм, датированных периодом от 519 г. до 549 г. В 1856 г. в Ставропольском уезде найден клад из 90 дирхемов (серебряных монет весом 3-4 грамма, чеканенных в странах Арабского Халифата в VIII–XI вв.). В 1890 г. в этом же уезде обнаружен клад из 45 дирхемов Х в. и железный боевой топор. Серия кладов известна в окрестностях с.Губино. В данном районе находился один из перевалочных пунктов Великого Волжского торгового пути. Клад Губино 1 обнаружен в 1883 г. на правом берегу р.Усы. В него входили серебряные и бронзовые ювелирные изделия и золотоордынские джучидские монеты. В 1890г. был найден клад ювелирных изделий в с.Жемковка Сызранского района, на правом берегу р. Крымзы. Он состоял из серебряных ювелирных изделий, относящихся к домонгольскому периоду Волжской Болгарии (X - п.п.XIII вв.). Клад Губино 2 был обнаружен в с.Губино в 1891 г. и приобретен А.В.Толстым, сызранским коллекционером, членом многих археологических обществ. В его состав входили 442 серебряных джучидских монеты, датированные 710-766 г.х. (1310-1364 гг). Клад Губино 3 был выявлен на правом берегу р.Усы в 1900 г. В его состав входили: медный крест–складень, две мордовские сюльгамы, медная бляха, подвеска; 100 серебряных и 24 медные монеты золотоордынского времени чекана Узбека, Джанибека, Бирбидека, Кульны, Хызра и Мюрида (определение А.К.Маркова). Все предметы из кладов у с.Губино хранятся в Гос.Эрмитаже. Максимовский клад обнаружен в 1973 г., на дюне правого берега р.Самары близ с.Максимовка Богатовского района. В углублении на дюне были найдены железные земледельческие и деревообрабатывающие орудия: лемех, два плужных резака, два серпа, скобель, обломок косы-горбуши, два топора и обломок неопределенного предмета. Клад датируется XIV в., временем Золотой Орды.

Лит.: Фахрутдинов Р.Г. Археологические памятники Волго-Камской Булгарии и ее территория. Казань,1975; Матвеева Г.И., Морозов В.Ю. Кармалинское городище. // Археологические исследования в лесостепном Поволжье. Самара, 1991; Юнусова-Ключникова Р.М. Максимовский клад//Средневолжская археологическая экспедиция. Куйбышев, 1977; Древние культуры и этносы. Самара, 2007.

В.Н.Зудина

АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ ПГСГА (КГПИ-СамГПИ-СамГПУ-ПГСГА) открыта в 1974 г. по инициативе И.Б.Васильева, который в течение многих лет являлся ее научным руководителем. Основными задачами лаборатории были следующие: проведение охранно-спасательных раскопок, археологическое обследование региона, воссоздание древнейшего прошлого Самарского края. Приоритетным научным направлением являлось исследование первобытного периода истории, а именно каменного и бронзового веков Поволжья. Географические границы работ А.л. очень широкие: Астраханская, Владимирская, Волгоградская, Воронежская, Курганская, Московская, Нижегородская, Оренбургская, Пензенская, Рязанская, Саратовская, Смоленская, Тюменская, Ульяновская области, Башкирия, Калмыкия, Марий Эл, Мордовия, Татарстан, Чувашия, Ханты-Мансийский автономный округ, а также Черкасская область Украины и Уральская область Казахстана. За 35 лет существования лаборатории были раскопаны десятки принципиально важных для науки памятников, спасены разрушающиеся памятники культурного наследия, накоплен первоклассный коллекционный материал, сделано научное описание и обобщение полученных материалов. Впервые были открыты и исследованы памятники мезолита (А.А.Ластовский, А.М.Комаров), неолита (И.Б.Васильев, А.А.Выборнов, Е.В.Козин, А.Е.Мамонов), энеолита (И.Б.Васильев, П.Л.Барынкин, С.А.Агапов, В.И.Пестрикова, А.И.Королев, Н.В.Овчинникова); культур бронзового века: ямной (И.Б.Васильев, В.А.Иванов, В.И.Пестрикова, М.А.Турецкий, П.Ф.Кузнецов), полтавкинской (И.Б.Васильев, П.Ф.Кузнецов, В.Н.Зудина), потаповского культурного типа (И.Б. Васильев, П.Ф. Кузнецов, А.П.Семенова, А.А.Хохлов, О.Д.Мочалов), абашевской культуры (И.Б.Васильев, О.В.Кузьмина), срубной культуры (И.Б. Васильев, С.А.Агапов, А.П.Семенова В.И.Пестрикова, В.Н.Зудина, О.В.Кузьмина, П.Ф.Кузнецов, О.Д.Мочалов и др.); сусканской культуры и других памятников финала эпохи бронзы (Ю.И.Колев), сарматской культуры раннего железного века (В.Н.Мышкин). На основе анализа накопленных материалов были выделены новые археологические культуры и культурные типы. А.л. проводит работы по инновационным направлениям: изучение технологии и форм древней керамики (О.Д.Мочалов, Н.В.Иванова); экспериментальная археология (С.А.Агапов), каменная индустрия и трасология (И.В.Горащук), палеоантропология (А.А.Хохлов), палеоостеология (Н.В.Рослякова), абсолютная хронология культур. В поисках истоков южных импульсов в сложении культур каменного и бронзового веков Поволжья археологи А.л. более 10 лет работали в пустыне Северного Прикаспия. С 1976 г. начался выпуск специальных археологических сборников. Более чем за 30 лет опубликовано около 80 археологических изданий: монографии (11), научные сборники, учебные пособия, материалы и тезисы конференций, сборники трудов аспирантов и соискателей, научно-популярные книги, методические рекомендации для студентов. В результате активной научной работы коллектива А.л. была создана общая схема развития и взаимодействия культур степного и лесостепного Поволжья в эпохи мезолита, неолита и раннего металла, в целом воссоздана целостная и последовательная картина далекого прошлого Самарского края. На базе лаборатории был организован музей археологии Поволжья. В 90-е годы были заключены договора о сотрудничестве с Хартвик Колледжем (США), Институтом по изучению древнего коневодства (США), Институтом Фракологии (Румыния), Институтом Археологии Молдовы и Обществом по изучению индоевропейцев (Румыния). В 1995-2003 гг. в Самарской области проводились международные археологические экспедиции с участием студентов из США, а в 2007 г. состоялась международная экспедиция по исследованию неолитического поселения Чекалино с участием специалистов из Англии и Украины. Сотрудники А.л. принимали участие в международных конгрессах в Италии, Франции, Румынии, Бельгии, Германии, Греции, Польше, Финляндии, Ирландии, Хорватии, Казахстане, Украине, Молдове. В полевой экспедиционной деятельности А.л. и камеральной обработке материалов активно участвуют студенты ПГСГА. Археологические материалы А.л. используются в учебном процессе.

Лит.: Мочалов О.Д. Археологические исследования Самарского государственного педагогического университета//Материалы XL международной Урало-Поволжской археологической студенческой конференции (УПАСК). Самара, 2008.

В.Н.Зудина

АРХЕОЛОГИЧЕСКОЕ ПОЧВОВЕДЕНИЕ - раздел почвоведения, который изучает почвы, испытавшие воздействие человека любой исторической эпохи, начиная с палеолита и до исторического времени, с целью расшифровки информации об этом воздействии, закодированной в «памяти» почв. Объектами исследований являются почвы, погребенные под курганными насыпями, выкидами из шахт и пр., образованные на территории поселений и городищ (культурные слои). Почва не просто зеркально отражает ландшафт, а записывает в своих свойствах основные особенности среды своего формирования и их изменение во времени. Носителями памяти почв являются ее минеральные (морфология и свойства минералов, марганцево-железистых и карбонатных новообразований, порового пространства и др.) и биогенные (гумус, микроскопические грибы, фитолиты, пыльца, споры) компоненты. Применение методов почвоведения направлено на природные и историко-культурные реконструкции, в том числе диагностику палеоэкологических условий существования человека, выяснение особенностей археологических памятников, их относительное и абсолютное датирование, причины и пути миграции населения, оценку систем земледелия и т.д. Первая попытка использования методов почвоведения для решения археологических проблем была предпринята в начале XX в. К концу 60-х гг. было накоплено и систематизировано достаточное количество материалов, что позволило сделать однозначный вывод о возможности изучения почв почвенно-археологическим методом и вызвало усиление интереса почвоведов к археологическим объектам. В 70-80-е гг. почвенно-археологические исследования приняли систематический характер, было изучено большое количество памятников, в том числе в Самарской области, опубликованы результаты исследований, что позволило к концу 90-х гг. сделать вывод о формировании нового научного направления на стыке двух наук – археологии и почвоведения, которое было названо археологическим почвоведением. В Самарской области почвенно-археологические исследования проводились И.В.Ивановым (Пущино), В.А.Демкиным (Пущино), М.И.Дергачевой (Новосибирск), Т.А.Пузановой (Москва), Д.И.Васильевой (Самара), Н.А.Драчевой (Самара). Были исследованы памятники различных исторических эпох и установлено, что на протяжении послеледникового времени (голоцена) происходили периодические колебания природно-климатических условий в сторону повышения аридизации или гумидизации, что вызывало неоднократные сдвиги границ почвенно-географических зон, в том числе границы степи/лесостепи. Выделено несколько периодов голоцена: предбореальный, бореальный, атлантический, суббореальный и субатлантический. Предбореальный период (10300–9000 л.н.) (эпоха мезолита) характеризуется относительно холодным и влажным климатом. В это время в Северной Евразии, в том числе и на территории Самарской области, происходило повсеместное расширение зоны лесов. Максимальное похолодание предбореального периода датируется 10280±435 л.н. В бореальный период (9000-8000 л.н) (эпоха неолита) в европейской части России продолжалось дальнейшее распространение лесных ландшафтов и наблюдалось чередование относительно теплых и холодных этапов. Около 9000 л.н. в Самарской области (9897±388 л.н.) происходило потепление, температура была близка современной. Затем наблюдалось некоторое похолодание со средней температурой года ниже современной на 3°, января – на 4°. Позднее снова произошло потепление, при котором температуры января и года были близки к современным. Примерно 8500 л.н. выделяется оптимум бореала и максимум потепления. Средняя температура июля в Самарском Поволжье была выше современной на 1?С, января и года – на 0,5?С, а количество атмосферных осадков – близко к современному. В конце бореального периода (8200 л.н.) предположительно наблюдалось небольшое похолодание. Атлантический период (8000-5000 л.н.) (неолит-энеолит-эпоха ранней бронзы) голоцена характеризуется общим потеплением климата. Однако, в течение его происходило несколько климатических колебаний в сторону потепления и похолодания, при этом в периоды похолодания температуры не понижались ниже современных. В начале периода наблюдалось некоторое потепление, в середине – относительное похолодание, в конце периода – наиболее теплый и влажный климат, который называется «оптимумом голоцена». Суббореальный период (5000-2500 л.н.) (бронзовый и начало раннего железного века) характеризуется относительным похолоданием и уменьшением увлажнения по сравнению с предшествующим атлантическим периодом. Выделяется несколько этапов похолоданий и потеплений, которые сопровождались увеличением и понижением увлажненности. В конце суббореального и начале субатлантического периодов в Самарской области произошло небольшое повышение уровня грунтовых вод и уменьшение их минерализации. По данным почвенно-археологических исследований в пойме р.Сок, период 3600–1600 л.н. характеризуется изменением климата, усилением степени его континентальности со снижением зимних температур. Субатлантический период голоцена начался около 2500л.н. и продолжается в настоящее время. Климатические условия субатлантического периода изучены лучше предыдущих, поскольку возможно использование письменных источников (летописей). На протяжении субатлантического периода также наблюдались периоды потеплений и похолоданий. В частности, около 700 л.н. был этап так называемого «малого ледникового периода», и около 1000 л.н. - «малого климатического оптимума». Отмечается также несколько менее выраженных периодов потеплений и похолоданий. Именно в субатлантический период голоцена завершилось окончательное формирование растительного покрова, близкого к современному.

Лит.: Демкин В.А. Палеопочвенные исследования археологических памятников в долине реки Сок (Самарское Заволжье) // Почвоведение, 2000 №1; Дергачева М.И. Археологическое почвоведение. Новосибирск, 1997; Иванов И.В. Эволюция почв степной зоны в голоцене. М.,1992; Память почв: Почва как память биосферно-геосферно-антропогенных взаимодействий//Отв.ред. В.О.Таргульян, С.В.Горячкин.М., 2008.

Д.И.Васильева

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЙ ФОНД СОИКМ им. П.В.Алабина - фонд древних артефактов формировался в течение длительного времени и складывался из разных источников. Первые поступления связаны с именем П.В.Алабина (XIX в.). Пополнение музея экспонатами, в частности и археологическими находками, стало одной из задач САО (1916-1919). Члены САО выезжали на археологические памятники (дюны Захар Калма, Барбашинский могильник) и собирали подъемный материал. Фонд пополнялся также частными лицами Ф.Т.Яковлевым, К.П.Головкиным, А.С.Башкировым, М.Г.Маткиным и другими краеведами. Систематическое поступление археологических материалов происходило в 1921-1929 гг., в период активной деятельности ОАИЭиЕ. Общество организовывало археологические экспедиции под руководством В.В.Гольмстен с целью планомерного изучения Самарской губернии. В это время был получен разновременный материал, дающий представление обо всех археологических эпохах. Коллекции хранились в Музее ОАИЭиЕ и областном краеведческом музее. Археологические артефакты были описаны и поставлены на учет по самым современным на тот период методикам, которыми владела директор музея, профессиональный музейщик, В.В.Гольмстен. В 1938 г. поступила коллекция (более 700 предметов) из раскопок на Цареве Кургане. В 1940-50-е годы формированием и хранением археологических коллекций занимались Н.В.Бакшаев и К.Н.Муромцева. Следующие большие поступления в А.ф. имели место во время обследования КАЭ зоны затопления Куйбышевской ГЭС в 50-е годы ХХв. С начала 70-х годов начался период активных полевых изысканий САЭ. А.ф. постоянно пополнялся значительным количеством новых материалов. Ответственность за А.ф. в эти годы лежала на Р.М.Ключниковой. К этому времени А.ф. насчитывал 38 тыс. единиц хранения. В 1993г. в музее был создан сектор археологии под руководством А.Ф.Кочкиной, в 2002г. преобразованный в Отдел археологии. Одной из основных задач Отдела является работа с А.ф. В этот период СОИКМ начал самостоятельные археологические раскопки, делая упор на изучение раннесредневековых памятников. В настоящее время музей является самым крупным хранилищем археологических материалов в Самарской области. Постановка на учет новых коллекций осуществляется через автоматизированную систему КАМИС. В А.ф. накоплены обширные материалы, характеризующие все археологические эпохи Поволжья, начиная с каменного века до эпохи средневековья.

Лит.: Кочкина А.Ф. Отдел археологии СОИКМ им. П.В. Алабина за 12 лет (1993-2005) //Краеведческие записки. Вып.XII. Самара, 2005.

В.Н.Зудина

ВЕЛИКИЙ ВОЛЖСКИЙ ПУТЬ - торговый путь эпохи средневековья из Прибалтики и Восточной Европы в Багдадский халифат, основу которого составляла р.Волга с притоками и р.Кама («Пушной путь»). Общий караванный путь составлял около 5500 км. С древних времен волжская система была основным путем расселения различных этносов. В X в. на В.в.п. сложились три государственных образования: Русь в верховьях, Волжская Болгария в средней части, Хазарский каганат в низовьях. Развитие торговли способствовало возникновению ранних городов и факторий, среди которых выделялись центры международной торговли: Хедебю (Дания), Бирка (Швеция), Ладога, Рюриково городище (Восточная Европа), Сарское городище, Тимерево (Верхняя Волга), Болгар (Средняя Волга), Итиль (Нижняя Волга). Интенсивность торговли по В.в.п. маркируется находками восточных изделий и серебра. Около 200 кладов куфических монет, обнаруженных в Восточной Европе, относится к IX-X вв. Значительная часть монетного потока проходила транзитом через Ладогу, где сходились В.в.п. и Днепровский пути. Начало торговли в конце VIII в. было связано с проникновением на Волгу скандинавов (варягов). Варяжские ладьи через систему волоков сплавлялись из Балтики до Волжской Болгарии, доставляя северные товары (меха, янтарь, рабы) и увозя пряности, шелк, стекло, драгоценные камни. Путь «из варяг в болгары» отмечен находками предметов скандинавского происхождения (мечи, фибулы и пр.). В Волжской Болгарии сходились водные и сухопутные пути. Столичный город Болгар являлся центром международной торговли. Торгово-ремесленные фактории (Измерское, Семеновское селища в устье Камы) обеспечивали своей продукцией местное поволжско-финское население. В начале XI в. в узловых пунктах В.в.п. появились болгарские укрепленные поселения, выполнявшие контролирующие функции. Междуреченское городище, расположенное в месте наибольшей близости р.Волги и Усы, являлось своего рода водными воротами болгарской провинции на Самарской Луке, портовой крепостью по отношению к Муромскому городку, региональному административному центру. В связи с кризисом восточного серебра в XI в. произошла переориентация В.в.п., но он функционировал вплоть до монгольского нашествия.

Лит.: Дубов И.В. Великий Волжский путь. Л., 1989; Великий Волжский путь. Казань, 2001.

А.Ф.Кочкина

ВЫСШИЕ ЭТНОЛОГО-АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУРСЫ открылись при Самарском университете 28 мая 1920 г. по инициативе В.Н.Перетца, который стал их первым председателем. Для выполнения задач изучения Самарского края, поставленных перед ОАИЭиЕ, требовались специалисты на местах, подготовку которых и должны были осуществлять В.Э.-А.К. Вначале они планировались как шестимесячные с дальнейшим преобразованием их в Археологический институт. Был создан проект Самарского археологического института, но идею не поддержали в Центре (через несколько лет все Археологические институты в стране были упразднены). После ряда мероприятий, проведенных Советом курсов, Археологические курсы переименованы в В.Э.-А.К. (01.10.1920) с новым учебным планом и расширенной программой. Они стали трехгодичными. На курсах были следующие специализации: археология, этнография, история. Лекции читали преподаватели университета. Выпускники В.Э.-А.К имели возможность продолжить обучение в ВУЗах и быть зачисленными на 2-3 курсы в зависимости от индивидуальной подготовки. Поступить на В.Э.-А.К могли все желающие. Иногородним предоставлялись жилье и столовая. Состав слушателей был довольно разнообразный: здесь учились юные ребята 17-18 лет и взрослые люди (например, местный раввин, протоиерей Рождественский и «самарский мулла», сидевшие всегда на одной парте). Для слушателей В.Э.-А.К организовывались экскурсии, они проходили археологическую и музейную практики, составляли этнографические, историко-бытовые описания. Слушатели В.Э.-А.К. принимали активное участие в работе археологических экспедиций. В дальнейшем некоторые выпускники В.Э.-А.К стали известными археологами, например А.И.Тереножкин, К.В.Сальников, В.П.Мизинова, О.С.Хованская, А.А.Марущенко; другие слушатели остались в родном городе, поддерживая его культуру.

Лит.: Классика Самарского краеведения. «Золотое десятилетие самарского краеведения» Вып.5. Самара, 2008.

В.Н.Зудина

ГОНЧАРСТВО ДРЕВНЕЕ - самое древнее производство искусственных материалов, возникшее в человеческом обществе в эпоху неолита. До этого люди лишь механически изменяли природные материалы, чтобы сделать из них орудия труда, жилища, одежду. Г. стало качественно новым этапом взаимоотношений человека и природы: только в результате целенаправленных операций (поиска и подготовки пластичного сырья, составления формовочных масс, изготовления сосудов, их сушки и обжига) из сырья мог быть получен готовый продукт. Г. - это система взаимосвязанных навыков труда на всех ступенях производства бытовой посуды из пластичного сырья - керамики. Керамика является самим массовым видом находок во время археологических раскопок и информативным источником по истории древнего населения. В традиционных обществах, которые не знали письменности, был распространен механизм передачи знаний и трудовых навыков из поколения в поколение по родственным каналам (от матери к дочери или от отца к сыну), что приводило к их консервативности. Совокупность трудовых операций превращалась в систему культурных традиций, специфичных для каждого отдельного родственного коллектива. Поэтому, изучая керамику разных археологических культур и выявляя гончарные традиции, присущие различным группам древнего населения, можно делать исторические реконструкции. Происхождение Г. является сложной проблемой. Первая научная («корзиночная») гипотеза появилась в XVIIIв. Она была основана на наблюдениях европейцев, побывавших в Африке, Азии и Америке, за тем, что туземцы использовали в быту не глиняные горшки, а плетеные сосуды, обмазанные глиной. Ученые предположили, что первобытные сосуды плели из веток и лыка, укрепляя их глиной. Случайно попав в огонь, такие сосуды приобретали новое качество: дерево выгорало, а глиняные оболочки приобретали камнеподобность. Так люди могли придти к выводу об использовании только одной глины. В отечественной археологической науке разрабатывается гипотеза, принадлежащая А.А.Бобринскому. По его мнению, перед появлением гончарства существовал длительный догончарный период, когда для изготовления емкостей использовались органические материалы (навоз животных, помет птиц, илы). Эти емкости только высушивались и применялись для хранения и переноски продуктов. Развитие гончарства шло по пути увеличения доли глины в массах и совершенствования технологии обжига. Только в результате тысячелетнего эволюционного процесса глина стала основным сырьем. Эта гипотеза подтверждается многочисленными археологическими и этнографическими данными. Появление Г. относится к неолиту. Этот период истории на разных территориях начинался и заканчивался в разное время: например, на Ближнем Востоке в IX-VI тыс. до н.э., а в Поволжье в VI-V тыс. до н.э. Исследование неолитической керамики Поволжья показало, что Г. здесь зародилось на базе использования илов и илистых глин. Эти традиции сохранялись у части поволжского населения в течение тысячелетий. Даже в средневековом гончарстве зафиксирована архаичный прием введения в массы дробленой раковины, связанный своим происхождением с илами. Начиная с эпохи бронзы, все большее значение в Г. стали приобретать глины, к которым добавляли различные примеси: навоз животных, шамот (дробленые в порошок старые сосуды), дресву (дробленый камень), песок и т.д. Большую роль в этом процессе сыграли контакты и смешения древнего населения, использовавшего илы, с коллективами, владевшими более совершенными взглядами на сырье. Своего наивысшего развития Г. в Самарском Поволжье достигло в Волжской Болгарии, когда в городских ремесленных мастерских гончары использовали глину в качестве моносырья, не добавляя к ней никаких искусственных добавок; вытягивали сосуды из комка глины на гончарных кругах и обжигали свою продукцию в гончарных горнах.

Лит.: Бобринский А.А. Гончарство Восточной Европы. М., 1978; Актуальные проблемы изучения древнего гончарства // Коллективная монография. Самара, 1999; Васильева И.Н. К вопросу о зарождении гончарства в Поволжье // Вопросы археологии Поволжья. Вып.4. Самара, 2006.

И.Н.Васильева

ГУННЫ - тюркоязычные кочевые племена монголоидного антропологического типа, пришедшие в Европу из-за Урала в 370-е гг. н.э. Происхождение европейских Г. многие исследователи связывают с центрально-азиатским народом «хунну» (сюн-ну). Первые достоверные сведения о Г. Европы оставлены современником их экспансии на запад римским писателем конца IVв. Аммианом Марцеллином. Он сообщает, что гунны, живущие прежде за Меотийскими болотами (Азовское море), напали на аланов, обитавших в степи по обе стороны Танаиса (Дон), к северу от Меотиды и в северных предгорьях Кавказа. Перебив и ограбив «многих аланов», Г. по условиям мирного договора присоединили оставшихся к себе и при их содействии, захватив владения готов в Поднепровье и Поднестровье, достигли Дуная. Триумф господства Г. в Европе связан с их вождем Аттилой. Однако спустя несколько лет после его смерти (453 г.) гуннский союз племен распался. Археологические памятники гуннской эпохи существенно отличаются от предшествующих сармато-аланских, что выразилось как в распространении новых явлений в погребальном обряде (погребения с сожжением, бескурганные изолированные захоронения), так и в новых формах материальной культуры: оружии, конской упряжи, украшениях костюма и некоторых ритуальных предметах (бронзовые котлы). Мужские погребения сопровождались оружием: мечами, наконечниками стрел, деталями сложносоставного лука, конскими уздечными и седельными наборами; в женских же погребениях главную роль играют украшения: диадемы, височные подвески, кулоны. Для ювелирных украшений характерно сочетание золотого фона с вставками из полудрагоценных камней в напаянных гнездах. На территории Самарского края выявлено несколько комплексов (Федоровка, Владимировка), материалы из которых позволяют, по целому ряду признаков, рассматривать их в контексте памятников гуннского круга.

Лит.: Засецкая И.П. Культура кочевников Южнорусских степей в гуннскую эпоху (конец IV-V вв.). СПб., 1994; Скарбовенко В.А. Погребение раннесредневекового времени в Куйбышевском Заволжье // Древняя история Поволжья. Куйбышев, 1979; Богачев А.В. Кочевники лесостепного Поволжья V–VIII вв. Самара, 1998.

А.В.Богачев

ДЕШТ-И-КЫПЧАК - кыпчакская степь, включавшая в себя степные пространства Западной Сибири, Казахстана и Восточной Европы до Дуная. Расправившись с огузами и печенегами, половцы (кыпчаки) заняли господствующее положение в степях Восточной Европы и Западной Сибири, которые с XI в. стали называться половецкими или Дешт-и-Кыпчак.

Лит.: Халиков А.Х. Монголы, татары, Золотая Орда и Булгария. Казань. 1994; Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966.

А.В.Богачев

ИБН-ФАДЛАН - арабский автор Х в. Его полное имя Ахмед ибн-Фадлан ибн-аль-Аббас ибн-Рашид ибн-Хаммад. Он был секретарем посольства, направленного багдадским халифом Джафаром аль-Муктадиром к царю волжских болгар Алмушу в 921 г. Известно, что он был старшим писцом-чиновником, находившимся под покровительством военачальника Мухеммеда ибн-Сулеймана, завоевавшего Египет в 904–905 гг. для багдадского халифа. Несмотря на то, что официальным главой посольства был назначен евнух халифа Сусан ар-Расси, секретарем миссии стал и.-Ф., поскольку именно на секретаря ложилась вся черновая работа, ведение дел и ответственность за конечный исход предприятия. Посольство покинуло Багдад 21 июня 921 г., потом через Хамадан, Рей, Нишапур и Мерв направилось в Бухару, потом попало в Хорезм, где перезимовало в аль-Джурджании (Ст. Ургенч). Оттуда оно выехало 4 марта 922 г., пересекло страну тюрок-огузов, печенегов, башгирдов и прибыло в Булгарию 12 мая 922 г. По возвращении в Багдад и.-Ф. описал все увиденное им в путешествии в далекую северную страну. Его письменный отчет в Багдаде не произвел должного резонанса, т.к. миссия посольства, с точки зрения правителей халифата, была выполнена далеко не в полной мере. Написанная им книга была забыта, потом погибла и сохранилась лишь в Средней Азии в сокращенном виде. Труд и-Ф. является уникальным источником, позволяющим восстановить многие факты истории становления государственности у волжских болгар.

Лит.: Ибн Фадлан: Ковалевский А.П. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921-922 гг. Харьков, 1956.

А.В.Богачев

ИНДОЕВРОПЕЙЦЫ - древние и современные народы, язык которых относится к одной из индоевропейских языковых семей. В более узком значении, это носители индоевропейской языковой общности, существование которой лингвисты предполагают в прошлом. Прародина И. это территория распространения индоевропейского праязыка до его разделения на различные группы. Время существования индоевропейской языковой общности и территория, на которой жили носители этой языковой общности, восстанавливаются преимущественно на основании анализа реконструируемого индоевропейского языка и сопоставления результатов с данными археологии, палеогеографии, палеоботаники, палеозоологии. Показателями времени существования тех или иных общих явлений служит культурный словарь праязыка, включающий обозначения таких изменений в технике или экономике, которые могут быть соотнесены с уже известными, датированными археологическими материалами («аргументы времени»). К числу подобных аргументов относятся совпадавшие у большинства народов, говорящих на индоевропейских языках, термины, которыми именуются пахота, плуг, боевые колесницы, утварь, а самое главное - два термина общеевропейского характера, восходящие, несомненно, к завершающей фазе эпохи неолита: название меди и наковальни, камня. Реконструируемый индоевропейский словарь отражает тип хозяйства, основанный на использовании культурных растений, одомашненных животных (крупный рогатый скот, овца, козел, свинья, собака) и соответствующей технологии (жернов, серп), и свидетельствует о том, что расхождение индоевропейских диалектных групп не могло ни в одном из предполагаемых ареалов начаться ранее VII тыс. до н.э. Этот словарь содержит также ряд терминов, например, плуг, ярмо, колесный транспорт, шерсть, возможно, серебро, которые засвидетельствованы не ранее 5000–3000 гг. до н.э. Эти данные позволяют отнести время существования праиндоевропейской общности к V-IV тыс. до н.э. Около 3000 г. до н.э. начался процесс распада праиндоевропейского языка на языки-«потомки». Наиболее сложен вопрос о прародине И. В качестве «аргументов места» самыми показательными в пространственном отношении следует признать наиболее устойчивые топонимы - гидронимы (наименование водных объектов), а также названия такой древесной породы, как бук, и такой рыбы, как лосось. Сопоставление всех пространственных аргументов является исключительно сложной процедурой. Не удивительно, что единой, общепризнанной точки зрения по поводу того, где исконно обитали носители праиндоевропейского языка, пока не существует. Многочисленные гипотезы о прародине И. можно объединить в 4 основные модели, предлагающие в качестве прародины И. следующие регионы: балтийско-причерноморско-прикаспийский в эпоху мезолита, анатолийский в раннем неолите, центральноевропейско-балканский в раннем неолите и причерноморско-прикаспийский в энеолитическую эпоху. Ни одна из этих гипотез не получила достаточного научного обоснования. Тем не менее, в российской археологии и лингвистике предпочтение отдается курганной гипотезе, согласно которой прародиной И. были причерноморско-прикаспийские степи в энеолите-раннем бронзовом веке. В качестве древнейших И. чаще всего рассматриваются племена, оставившие памятники ямной культурно-исторической общности, для которой характерны черты, отличавшие древних И.: подвижное скотоводческое хозяйство, коневодство, колесный транспорт, начало обработки меди. Территория Самарской области, входившая в ареал формирования и распространения ямной культуры, может, таким образом, рассматриваться как часть индоевропейской прародины.

Лит.: Черных Е.Н. Циркумпонтийская провинция и древнейшие индоевропейцы // Древний Восток: этнокультурные связи.

Ю.И.Колев

ИНДОИРАНЦЫ - древние народы, язык которых относился к индоиранской языковой группе, входившей в индоевропейскую языковую семью. За индоиранской языковой общностью стоит культурно-историческое единство племен, объединенных общей историей происхождения, укладом жизни, уровнем социального развития. Предполагается существование в далеком прошлом единой области обитания индоиранских племен, называвших себя ариями, а территорию своего первоначального обитания – страной ариев. Время выделения И. из индоевропейской, а затем из арийско-греко-армянской общности и территория первоначального расселения индоиранцев остается предметом научной дискуссии. Основанием для отождествления с И. той или иной археологической культуры служит реконструируемый по лингвистическим данным и древнейшим письменным памятникам образ жизни индоиранцев. Установлено, что они были земледельцами и скотоводами, с особой ролью коневодства, имели развитую металлургию меди и бронзы, сложную социальную систему с привилегированной военной знатью и жречеством. Арийская знать имела стандартный набор оружия (копье, кинжал, боевой топор, лук со стрелами), огромную роль играла боевая колесница. При погребении знати в могилу было принято помещать коня или его шкуру. На этой характеристике древних И. основана одна из наиболее распространенных точек зрения, которая локализует прародину индоиранцев (ариев) в степях Юго-Восточной Европы и отождествляет их с культурами бронзового века. На территории Самарской области известны памятники нескольких культур, которые различными исследователями отождествляются с древними И. Среди них ямная, полтавкинская, абашевская и срубная культура, относящиеся к разным периодам бронзового века. Большинство исследователей связывает происхождение этих культур с последовательным развитием культуры исконного степного населения. В последние годы открыт пласт памятников, в котором индоиранский культурный комплекс проявился наиболее отчетливо: памятники синташтинского круга. На территории Самарской области к этому кругу относятся памятники потаповского типа, датирующиеся первой четвертью II тыс. до н.э. Эти памятники являются наиболее ярким археологическим свидетельством бурного развития коневодства, металлургии, колесного транспорта в степях Евразии в среднем бронзовом веке, огромной роли в обществе воинской знати и жречества. Происхождение этих памятников связывают как с местными традициями, так и с пришлыми племенами, которые могли принести в Поволжье индоиранский культурный компонент.

Лит.: Васильев И.Б., Кузнецов П.Ф., Семенова А.П. Потаповский курганный могильник индоиранских племен на Волге. Самара, 2004; Кузьмина Е.Е. Арии – путь на юг. М.-СПб., 2008.

Ю.И.Колев