«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Вопрос-ответ
Здравствуйте, есть ли онлайн карта с примерными местами археологических памятников? Чтоб можно было свериться и не дай бог гулять там рядом.

В различных изданиях, как научных, так и научно-популярных, встречаются карты с нанесенными на них памятниками археологии. Они служат для того, чтобы представить территорию расселения тех или иных племен. Но найти на местности памятник по такой карте, скорее всего, не получится.

Во-первых, не позволяет масштаб, а во-вторых, памятник археологии отличается от общепринятых представлений о памятниках (природы, архитектуры и прочих) тем, что он, как правило, скрыт в земле.

Культурные слои древних поселений лежат под современным слоем дерна или пашни и обнаружить их можно только путем специальных полевых исследовательских работ. Иногда древние могильники представляют собой земляные насыпи - курганы. Но лишь немногие из них заметны неопытному глазу. Как правило, в результате многолетней распашки от некогда высоких курганов остались лишь небольшие еле заметные всхолмления, Поэтому, даже находясь на месте древнего поселения или могильника, вы вряд ли его увидите.

По сути дела, настоящим памятником археологии это поселение или могильник станет только после археологических раскопок, проведенных в соответствии с научной методикой, после того, как находки будут систематизированы, сфотографированы, прорисованы, когда будет составлен научный отчет. Вот почему онлайн карта памятников археологии не нужна неспециалистам.

Сведения о расположении памятников конечно существуют, но их тиражирование может принести только вред, так как существуют люди, ведущие поиск древних предметов с целью их коллекционирования. Эти так называемые черные археологи не понимают, что вещи, вырванные из контекста памятника, теряют значительную часть исторической информации, а памятнику наносится непоправимый ущерб.

Здравствуйте. Что предпринимается для организации археологических исследований на территории сносимого завода клапанов.
Здравствуйте, Павел!
Снос завода не предполагает земляных работ, которые могли бы нарушить возможные археологические слои на его месте. Но в дальнейшем любые строительные работы на этой площади должны быть согласованы с Управлением государственной охраны объектов культурного наследия Самарской области.
«Самарское Археологическое Общество» (САО)
Средневековье

Сиделькино-Тимяшево, культурный тип

Сиделькино-Тимяшево, культурный тип - группа археологических памятников III–V вв. н.э., расположенных на севере Самарского Поволжья в бассейне рек Большой Черемшан и Кондурча. К настоящему времени известно 20 памятников С.-Т.к.т. Виды археологических памятников С.-Т.к.т.: городища, поселения и грунтовые могильники. Площадь поселений составляет 0,7-6 га. Раскопки проводились на селище и могильнике Сиделькино II, Пролетарском городище, селищах Пролетарское, Тимяшево II, Крепость Кондурча II, Славкино I. Все изученные памятники, за исключением Пролетарских городища и селища, однослойные. Мощность культурного слоя на поселениях не превышает 0,5м. Исследованы подквадратные в плане жилые полуземляночные постройки с центральным опорным столбом, а также металлургическая мастерская, около которой изучены цилиндрические ямы для выжига угля. С металлургическим, литейным и ювелирным производством связаны находки глиняных тиглей рюмкообразной формы, фрагментов глиняных льячек, железного и медного шлака, обрезков медных пластин. Хозяйственные сооружения представлены в основном цилиндрическими в плане ямами диаметром 0,6-2,2 м, углубленными в материк на 0,2–1,3 м. Слабо углубленные в материк хозяйственные ямы прямоугольной формы являются специфичным признаком памятников С.-Т.к.т. Население, оставившее памятники С.-Т.к.т., вело комплексное хозяйство, в котором наряду с земледелием и придомным скотоводством незначительную роль играли охота и рыболовство. На всех памятниках определены кости крупного и мелкого рогатого скота, свиньи, лошади, собаки. На селище Сиделькино II в небольшом количестве присутствуют также кости птицы (в том числе домашней курицы), лося, зайца, бобра и рыбы. Основная масса керамики на поселениях - фрагменты крупных горшковидных сосудов, в основном не орнаментированных. Украшенные защипами и насечками венчики немногочисленны. В формовочной массе зафиксирован шамот, органика, сухая глина, в отдельных случаях раковина. Керамика селища Сиделькино II послужила эталоном для выделения керамики «сиделькинского типа». Она представлена фрагментами сосудов горшковидной формы с поверхностью светло-коричневого, желтого или серого цветов. Керамика 2-й группы содержится в материалах селища Тимяшево, поэтому она получила название керамики «тимяшевского типа». Это фрагменты сосудов горшковидной или баночной формы с «мажущейся поверхностью» желто-коричневого цвета, с прямой или чуть отогнутой наружу шейкой. Керамика, происходящая из раскопок селищ Крепость Кондурча II и Славкино I, сочетает в себе признаки керамики сиделькинского и тимяшевского типов. Разнообразие рецептов формовочных масс и технологических приемов, использованных при изготовлении глиняной посуды, свидетельствует о смешанном составе населения, оставившего памятники С.-Т.к.т. Керамический комплекс памятников С.-Т.к.т. близок керамике поселений киевской культуры Украины. Самую многочисленную категорию индивидуальных находок составляют пряслица, которые делятся на три группы: 1) биконические пряслица; 2) уплощенные пряслица; 3) изготовленные из стенок лепных сосудов. На всех памятниках С.-Т.к.т. встречены округлые глиняные «жетоны» диаметром 3-4,5 см, изготовленные из стенок сосудов. Погребальные комплексы исследованы на грунтовом могильнике Сиделькино II. Погребения относятся к разным группам: 1) погребения по обряду ингумации, совершенные в культурном слое поселения под каменной наброской, а также в использованных производственных сооружениях. 2) погребения, совершенные по обряду кремации на стороне, когда прах погребенных с остатками погребального костра ссыпался в небольшие ямы округлой или подпрямоугольной формы. Памятники С.-Т.к.т. в Самарском Поволжье относятся к числу памятников киевского круга и являются самыми северо-восточными памятниками этой археологической общности. В формировании населения, оставившего памятники С.-Т.к.т., могли участвовать также представители позднесарматских групп.

Лит.: Сташенков Д.А. Оседлое население Самарского лесостепного Поволжья в I-V веках н.э. Самара, 2005.

Д.А.Сташенков

Лбищенский культурный тип

Лбищенский культурный тип был выделен Г.И.Матвеевой и назван по исследованному на Самарской Луке городищу Лбище. Еще одно городище Л.к.т. было исследовано Г.И.Матвеевой и А.В.Богачевым в 1988 г. на Самарской Луке у с.Переволоки. В непосредственной близости от городищ найдены селища этого времени. Все известные памятники Л.к.т. сконцентрированы в южной зоне Самарской Луки. Переволокское городище и городище Лбище имеют одинаковую топографию и схожую систему оборонительных сооружений. Они занимают наиболее высокие мысы волжского берега, ограниченные глубокими оврагами. Площадки городищ круто обрываются к Волге и практически неприступны. С напольной стороны оба городища защищены валами и рвами. Городище Лбище имеет два рва и вала, Переволокское – один ров и вал. С наружной стороны валы оформлены в виде выступов-бастионов (на Лбище - 11, на Переволоках - 9), выступающих за пределы вала на 10 – 15 м. Исследование валов выявило их одинаковое устройство. Внутренняя и наружная сторона бастионов были сложены из глины. Внутри валов найдены выкладки из обугленных бревен и веток, которые сжигали с целью обжига и уплотнения глины. У основания валы изнутри были обложены некрупным известняковым камнем. В культурных слоях городища и селища у с.Лбища, а также Переволокского городища находок было мало, что говорит о непродолжительном периоде их функционирования. На городище Лбище было выявлено свыше 100 углубленных в материк сооружений, в том числе более 30 очажных котлованов наземных жилищ. Именно в них была сосредоточена основная масса находок. Кроме очажных котлованов были обнаружены хозяйственные ямы и глинобитная печь. Жилые постройки были наземными, срубными. Котлован служил кухней, в нем приготовлялась пища, хранились продукты и посуда. Во всех жилищных котлованах найдены целые сосуды и их развалы, украшения и предметы одежды (пряжки, фибула, браслеты). Основную массу находок на памятниках Л.к.т. составляет керамика. Она представлена плоскодонными горшками и мисками, дисками-лепешечницами, воронкообразными крышками. Горшки различны по размерам: от огромных зерновиков до миниатюрных сосудов. Тулова сосудов округлобокие или со сглаженным ребром. Венчики сосудов орнаментированы насечками или вдавлениями. Миски, острореберные и округлобокие, тщательно заглажены, а иногда покрыты лощением. На городище у с.Лбище найдены изделия из железа: рыболовные крючки, наконечники стрел, кресало, долото, ножи. Особый интерес представляет клад кузнечных инструментов и продукции кузнеца: клещи, молот и два топора. Бронзовые изделия представлены пряжками, поясными наконечниками и накладками, гривной, фибулой. На основании этих находок этот памятник можно датировать концом IV в. Истоки традиций материальной культуры лбищенского населения Г.И. Матвеева предложила искать на западе в древностях зарубинецкой и черняховской культур. Сам Л.к.т. она отнесла к раннему этапу именьковской культуры. Человеческие костяки, найденные на Переволокском и Лбищенском городищам, принадлежат жертвам вражеского набега. О внезапной гибели поселений говорят и железные наконечники стрел «гуннского типа». Не исключено, что именно гунны в конце IV в. уничтожили эти поселения на Самарской Луке. Судя по тому, что пребывание «лбищенцев» на Самарской Луке было кратковременным, не стоит ожидать находок оставленных ими крупных могильников.

Лит: Матвеева Г. И. Этнокультурные процессы в Среднем Поволжье в I тысячелетии нашей эры // Культуры Восточной Европы I тысячелетия. Куйбышев, 1986; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. М., 2000.

А.В.Богачев

Именьковская культура

Именьковская культура - самое крупное этнокультурное образование середины I тыс. на Средней Волге. В настоящее время учтено свыше 600 памятников И.к., которые занимают территорию от низовьев р.Камы на севере - до устья р.Самары на юге; от среднего течения р. Суры на западе - до среднего течения р. Белой на востоке. Первые исследования памятников И.к. были произведены в 1940-х годах Н.Ф.Калининым. В 1959 г. В.Ф.Генинг предложил назвать ее «именьковской» по названию городища у с.Именьково. В 1967 г. вышла работа П.Н.Старостина, в которой был обобщен материал многолетних раскопок именьковских памятников. Большое количество памятников И.к. в Самарском Поволжье исследовано под руководством Г.И.Матвеевой. Они представлены 3 видами: 1) городищами (поселениями или убежищами, укрепленными валами и рвами); 2) селищами (неукрепленными поселениями вокруг городища); 3) грунтовыми могильниками («полями погребений»). На городищах и селищах исследованы жилища полуземляночного типа, длинные дома столбовой конструкции и разного рода хозяйственные ямы. Погребальный обряд: грунтовые могильники, кремация умерших на стороне, безурновые трупосожжения. В небольшие (до 1 м) ямы округлой формы ссыпались очищенные от золы остатки кальцинированных костей и оплавленные в огне вещи (украшения, детали костюма), рядом ставились горшки с заупокойной пищей. В результате раскопок памятников И.к. собраны богатые коллекции вещевого материала. Керамика представлена горшковидными округлобокими и мискообразными сосудами, дисками-лепешечницами, биконическими пряслицами и мелкой пластикой (фигурки животных). Изделия из железа: орудия труда (ножи, серпы, наральники, мотыжки, топоры, ножницы, скобели, рыболовные крючки, кузнечные молоты и клещи) и оружие (наконечники стрел и копий, боевые топоры). Известны предметы цветной металлургии: украшения (серьги, антропоморфные амулеты, фибулы, подвески) и детали поясов (пряжки, накладки, наконечники). Изучение всего комплекса материальной культуры именьковских племен позволило исследователям сделать ряд интересных выводов. Самым важным является вывод о пришлом характере И.к. Уровень хозяйственно-экономической жизни (наличие высокоразвитой черной и цветной металлургии, знание пашенного земледелия), специфика материальной культуры (керамика, типы украшений, традиции домостроительства) и погребальная обрядность (безурновые трупосожжения) И.к. таковы, что ее носители не имеют местных корней и являются в районах Волго-Камья мигрантами. В 1980-х годах Г.И.Матвеевой была высказана гипотеза о зарубинецких истоках И.к. Новые материалы, полученные в результате раскопок городищ Старая Майна и Лбище, позволили исследователям корректировать представления о характере миграции с Днепра на Волгу. В частности, Г.И.Матвеева допустила, что в формировании И.к. кроме зарубинецких, приняли участие и племена пшеворской культуры. В.В.Седов предположил генетическую связь И.к. с черняховской. А.В.Богачев, анализируя конструктивные особенности жилых построек городища Старая Майна, не исключил возможности участия в миграции с запада культурных групп германского круга. Вопрос об этносе носителей этой культуры остается открытым. Г.И.Матвеева и В.В.Седов считали ее славянской, А.Х.Халиков – балтской. М.Б.Щукин полагал, что их предки (племена зарубинецкой культуры) были этническими бастарнами. В настоящее время точка зрения Г.И.Матвеевой о славянских (пшеворско-позднезарубинецких) корнях И.к. поддержана большинством исследователей. Важным представляется то, что дата вторжения гуннов в Южнорусские степи (370-378 гг.) смыкается с датой появления на Средней Волге памятников И.к. (последняя четверть IV в.). Несомненно, что второе в самом общем виде является следствием первого. Вместе с тем, такая грандиозная миграция должна была быть предопределена какими-то конкретными историческими событиями. В работе готского историка Иордана имеется описание избиения готами антов, которое произошло до 378 г. (до Адрианопольской битвы), когда был распят король антов Боз и 70 знатных людей «чтобы трупы повешенных удваивали страх покоренных». Эта жестокая расправа могла переполнить чашу терпения покоренного народа и явиться решающим аргументом, склонившим часть славян к переселению на Волгу. Не менее спорной является проблема дальнейших судеб племен И.к. В.В.Седов полагал, что славяне-именьковцы покинули Волго-Камье и переселились в левобережные районы Поднепровья, где оставили памятники волынцевской культуры. По мнению Г.И.Матвеевой, лишь часть именьковцев ушла на запад, а другая, оставшись в Поволжье, смешалась с пришельцами-болгарами, и именно потомки славян-именьковцев, жившие в Волжской Болгарии, назывались арабо-персидскими историками и географами (Ибн-Русте, Ал-Мас’уди и др.) конца I тыс. н.э. этнонимом «ас-сакалиба».

Лит.: История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. М., 2000; Седов В.В. Славяне в древности. М., 1994; Старостин П.Н. Памятники именьковской культуры // САИ. М., 1967; Богачев А.В. Хронология двукружковых поясных накладок и проблема миграций в Волго-Камье на рубеже IV-V вв. // Археологические памятники Оренбуржья. Оренбург, 2007.

А.В.Богачев

Именьковская культура
Увеличить изображение
Гривна. Серебро. Д=15 см. Городище Кармалы, клад. Ставропольской район. Раскопки Г.И.Матвеевой, 1984 г. V-VI вв.
Увеличить изображение
Драхмы сасанидские. Серебро. Д=2,8-3,0 см. Городище Кармалы, клад. Ставропольской район. Раскопки Г.И.Матвеевой, 1984 г. V-VI вв.
Увеличить изображение
Подвеска-амулет. Металлический сплав. Д=5 см. Селище Ош-Пандо-Нерь II. Волжский район. Раскопки Г.И.Матвеевой, 1970-1972 гг. V-VI вв.
Увеличить изображение
Амулет. Металлический сплав. 3,5 см. Селище Ош-Пандо-Нерь II. Волжский район. Раскопки Г.И.Матвеевой, 1970-1972 гг. V-VI вв.

Новинковский культурный тип

Новинковский культурный тип - группа раннеболгарских памятников второй половины VII–VIII вв.. Н.к.т. был выделен Г.И.Матвеевой и назван по раскопанному ей в начале 80-х годов XX в. Новинковскому курганному могильнику. Памятники Н.к.т. сосредоточены на Самарской Луке, в Волжском и Ставропольском районах. В настоящее время открыто около 30 памятников Н.к.т. Раскопкам подвергались могильники у сел Новинки, Брусяны, Малая Рязань, Рождествено, Осинки, Выползово. Целенаправленным изучением памятников новинковского типа занимались А.В.Богачев, Р.С.Багаутдинов, С.Э.Зубов, С.Ф.Ермаков, Д.А.Сташенков. Наиболее распространенный вид памятников Н.к.т. – курганные могильники с насыпями, содержащими крупные известняковые камни, над погребениями сооружались выкладки из камня. Известно лишь несколько грунтовых захоронений этого типа. В наиболее ранних курганах (VII–начало VIII вв.) наброска из камней была весьма мощной, а в самых поздних (конец VIII в.) – скорее символической. Известно несколько случаев, когда погребенный лежал внутри оградки из камней. Под курганом находилось 1-12 погребений. Погребенные лежали в овальных или подпрямоугольных ямах глубиной до 1 м, вытянуто на спине. Могильные ямы, как правило, были простыми (с ровным полом и отвесными стенками). Однако, встречены ямы более сложной конструкции: со ступенями, подбоями и нишами. В ранних погребениях скелеты лежат головой на В, в более поздних – на С, в самых поздних – на З. Известны случаи кремации умерших. Погребальный инвентарь чрезвычайно разнообразен: керамика, оружие, крашения, орудия труда, конская упряжь. Керамика представлена кувшинами, горшками, мисками. В могилах посуда размещалась, чаще всего у головы погребенного, реже – в районе пояса или у ног. Нередки случаи находки керамики вне могилы – в курганной насыпи (остатки погребальных тризн). Украшения, элементы одежды и предметы туалета были найдены в мужских, в женских и в детских захоронениях. В мужских погребениях, это, как правило, металлические части (пряжки, накладки, наконечники) поясных наборов, серьги, перстни. В женских – всевозможные бусы, подвески, пронизки, серьги, булавки, игольники, копоушки, браслеты, зеркала. В детских – амулеты, бусы, сунаки. Оружие и предметы вооружения находились, в основном, во взрослых мужских захоронениях. Это сабли, палаши, наконечники стрел и копий, топоры, кистени, колчанные крючки и костяные накладки на луки. В мужских захоронениях найдены также элементы конского снаряжения: стремена, удила, украшения узды и, изготовленные из кости, обкладки передней луки седла. Анализ погребального обряда и инвентаря позволяет сделать вывод, что памятники Н.к.т. оставлены какой-то частью племен ранних болгар, которые мигрировали на Среднюю Волгу из районов Северного Кавказа и Приазовья во второй половине VIIв. после распада Великой Болгарии хана Кубрата. Население, пришедшее в район Самарской Луки, антропологически и этнически было неоднородно. Об этом, свидетельствуют данные антропологии ранних болгар и наличие специфического типа погребального обряда (сооружение земляных курганов с ровиками). Ранние болгары, в том числе племена, оставившие памятники Н.к.т., явились этнической основой населения раннефеодального государства на Средней Волге - Волжской Болгарии.

Лит: Васильев И.Б., Матвеева Г.И. У истоков истории Самарского Поволжья. Куйбышев. 1986; Багаутдинов Р.С., Богачев А.В., Зубов С.Э. Праболгары на Средней Волге (у истоков истории татар Волго-Камья). Самара. 1998; Матвеева Г.И. Могильники ранних болгар на Самарской Луке. Самара. 1997.

А.В.Богачев

Новинковский культурный тип
Увеличить изображение
ПРЯЖКА ПОЯСНАЯ. Бронза. 8,5 х 2,7 см. Новинковский II курганный могильник, курган 13, погребение 2. Волжский район. Раскопки Г.И.Матвеевой, В.Н.Зудиной, 1981 г. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото В.Ф.Ситникова.
Увеличить изображение
КОПОУШКА. Бронза. Длина 4,5 см. Новинковский I могильник. Волжский район. Раскопки Д.А.Сташенкова, 2000 г. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото П.А.Воробьева.
Увеличить изображение
. ОЖЕРЕЛЬЕ. Бусы золотостекляные и серебростекляные. Д=0,5-0,7 см. Бусы полихромные. Д=0,8-1,3 см. Новинковский I курганный могильник. Волжский район. Раскопки Д.А.Сташенкова, 2000 г. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото Д.А.Сташенкова.
Увеличить изображение
. ЗЕРКАЛО. Металлический сплав. Длина 13,3 см. Брусянский II курганный могильник, курган 34, погребение 2. Ставропольский район. Раскопки А.В.Богачева, С.Ф.Ермакова, 1994 год. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото В.Ф.Ситникова.
Увеличить изображение
СЕРЬГА. Золото. Высота 2,2 см. Брусянский II курганный могильник, курган 2, погребение 1. Ставропольский район. Раскопки А.В.Богачева, 1988 г. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото Б.А.Агузарова.
Увеличить изображение
НАКЛАДКИ ПОЯСНЫЕ. Золото. Размеры 3х3 см. Брусянский IV курганный могильник, курган 2, погребение 1. Ставропольский район. Раскопки С.Э.Зубова, 1996 г. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото П.А.Воробьева.
Увеличить изображение
АМФОРА. Глина. Высота 55 см. Брусянский III курганный могильник, курган 2, погребение 1. Ставропольский район. Раскопки А.В.Богачева, 1996 г. Ранние болгары. VII-VIII вв. Фото Б.А.Агузарова.

Венгры древние (протовенгры)

Угорские племена, заселившие территорию Среднедунайской низменности около 896 г. Константин Багрянородный называет племена неки, мегери, куртигермата, тариана, генах, кари, каси и примкнувших к ним каваров, «оторвавшихся от хазар». В Европе, и в частности у соседей – славян, за пришельцами утвердился собирательный этноним оногуры–онгры–венгры. По сообщению Константина Багрянородного, племена венгерской конфедерации в IX в. до появления в Карпатском бассейне жили в местности Ливедии, вблизи Хазарии, а затем в более «западной стороне, в местах, называемых Ателькузу». Ливедия, по мнению многих исследователей, находилась где-то между Доном и Днепром, а Ателькузу – в междуречье Днепра и Прута. Письменные источники сообщают и о древней прародине венгров, называемой Magna Hungaria или Hungaria Maior (прежняя, старая Венгрия). Единственным «очевидцем» старой Венгрии был венгерский монах-домициканец Юлиан, предпринявший в 1235-1236 гг. путешествие на восток с целью найти своих соплеменников, остававшихся на древней родине и обратить их в христианство. Восточных венгров, у которых еще сохранились предания об уходе от них основной массы сородичей, Юлиан отыскал близ реки Этиль в двух днях пути от большого булгарского города. Археологические исследования в Среднем Поволжье и Южном Приуралье позволили выявить ряд могильников (Больше-Тиганский и др.), по погребальному обряду и инвентарю сопоставимых с памятниками конца IX–первой половины Х в., раскопанными на Дунае на территории современной Венгрии. Могильники венгров расположены на возвышенных местах, преимущественно на холмах. Расположение могил таково, что центральное положение занимают богатые захоронения мужчин-воинов. При преобладании простых по конструкции могильных ям с отвесными стенками, известны и широкие, преимущественно мужские могилы с односторонними заплечиками-ступеньками. Господствующая ориентировка погребенных: головой на З. Встречается обряд сопровождения умерших погребальной пищей, в изголовье погребенных иногда находят кости (берцовые и позвонки) домашних животных. Важный элемент погребального обряда венгров: применение погребальных масок (или их элементов – наглазников, наротников), сделанных из листового металла. Для древневенгерских комплексов Среднего Поволжья и Южного Приуралья характерна керамика кушнаренковского и кара-якуповского типов. Основная масса памятников второй половины I тыс. с такой керамикой исследована на территории современного Башкортостана. Истоки этой керамической традиции исследователи находят в культурах лесостепного Прииртышья и Южного Зауралья эпохи раннего железного века. По-видимому, не все протовенгерские племена ушли с территории MAGNA HUNGARIA. Часть из них осталась и приняла участие в сложении населения и культуры Волжской Болгарии. На территории Самарского Поволжья исследовано несколько комплексов конца VIII–IX вв. (Немчанка и др.), которые не без основания можно связывать с культурой протовенгров.

Лит.: Халикова Е.А. Ранневенгерские памятники Нижнего Прикамья и Приуралья // СА. 1976. № 3; Иванов В.А. Древние угры-мадьяры в Восточной Европе. Уфа, 1999; Матвеева Г.И. Погребения VIII – IX вв. у разъезда Немчанка // Древности Волго-Камья. Казань, 1977.

А.В.Богачев

Погребальный инвентарь древних венгров
Увеличить изображение
Перстень со щитком-личиной. Металлический сплав. Диаметр 2 см. Погребения на дюне у разъезда Немчанка. Борский район. VIII-IX вв.
Увеличить изображение
Накладки поясные. Металлический сплав. 1,9х1,4 см. Погребения на дюне у разъезда Немчанка. Борский район. VIII-IX вв.
Увеличить изображение
Трензельные кольца. Металлический сплав. 2,5х2,5 см. Погребения на дюне у разъезда Немчанка. Борский район. VIII-IX вв.

Волжская Болгария

Волжская Болгария - одно из крупнейших раннефеодальных государств Восточной Европы, существовавшее в Среднем Поволжье с начала X в. до первой трети XIII в. Территория В.б. практически совпадает с границами современных субъектов РФ: Татарстана, Чувашии, Ульяновской, частично Пензенской и Самарской областей. Сведения о В.б. содержатся в сочинениях арабских и персидских авторов, среди которых особое значение имеют записки Ибн-Фадлана, посетившего земли болгар в 922-23 гг., и Ал-Гарнати, побывавшего на Волге в XII в. В русских летописях (Лаврентьевская, Ипатьевская, Никоновская и др.) имеется информация о взаимоотношениях болгар с Русью. Интерес к болгарским древностям насчитывает около 300 лет. Еще в 1722 г. царь Петр I посетил развалины столичного города Болгара. В XIX-XX вв. проводились активные археологические раскопки памятников В.б. В 30-е X Xв. начал свою деятельность А.П.Смирнов, основоположник современного болгароведения, результаты его исследований подведены в обобщающем труде «Волжские Болгары». В 60-70-е годы начались крупномасштабные раскопки на Биляре (с 1965 г. под руководством А.Х.Халикова), Муромском городке (1971-1979 гг., под руководством Г.И.Матвеевой), на болгарских памятниках Прикамья (Т.А.Хлебникова). Конец XX–начало XXI вв. отмечены выходом в свет обобщающих научных работ, где рассмотрены важные проблемы формирования и хронологии болгарских памятников, принятия ислама, специфики основных видов ремесел, архитектуры и домостроительства, торговли, материальной и духовной культуры, этнокультурного состава населения В.б. Население В.б. представляло собой конгломерат этнокультурных групп, образовавшийся в результате многократных миграций в VIII-Xвв. в Среднее Поволжье кочевых, полукочевых и оседлых племен с территории Хазарии (Северный Кавказ, Подонье, Приазовье), Средней Азии, Сибири, Урала, Прикамья. Кроме тюркоязычных болгар активное участие в формировании населения В.б. принимали финно-угорские, в том числе мадъярские, племена. Как известно из письменных источников, в начале Xв. население В.б. состояло из 4 племенных групп: болгар, сувар, эсегель и берсула. Эти племена были объединены болгарским ханом Алмушем (исламское имя - Джафар ибн Абдаллах). Консолидирующим фактором явилась мусульманизация болгарского общества. После разгрома Хазарии в 965г. русским князем Святославом болгары прекратили платить дань Хазарскому кагану. На территории В.б. проживали выходцы из Руси, восточных стран, печенежско-кыпчакские и другие группы населения. Болгарский язык, наряду с исчезнувшим хазарским и современным чувашским, ученые относят к болгарской группе тюркских языков. В настоящее время известно около 170 городищ, более 700 селищ, около 20 грунтовых могильников В.б. К наиболее крупным памятникам можно отнести городища: Болгар, Биляр, Сувар, Муромский городок, Кашан, Джукетау, Хулаш, Богдашкинское, Староалейкинское, Красносюндюковское I, Золотаревское, Юловское; а также селища: Измерское, Лаишевское, Алексеевское, Остолоповское. На территории Самарской области известен лишь один крупный город-южная крепость В.б.: Муромский городок. Города В.б. были центрами ремесла и торговли. Археологические находки демонстрируют высокий уровень развития ремесел: металлургического, кузнечного, бронзолитейного, ювелирного, гончарного, деревообрабатывающего, косторезного, стеклоделия, кожевенного дела и других. Немало ремесленников проживало и в деревнях, занимаясь удовлетворением нужд сельских жителей. В основе сельского хозяйства В.б. лежало земледелие, сочетавшееся с мясо-молочным скотоводством. Основными орудиями обработки почв был тяжелый сабан и легкая соха. В культурных слоях поселков и городов В.б. часты находки сельскохозяйственных культур: пшеницы, проса, ячменя, встречаются зерна огурцов, малины, косточки вишни, яблок, черемухи. Были развиты рыболовство, бортничество, охота. О высоком уровне архитектуры свидетельствуют остатки кирпичных и каменных зданий в городах В.б., причем не только крупных (Биляр, Сувар), но и небольших (Красносюндюковское I городище, Хулаш). Общественные бани с подпольным отоплением строились с использованием опыта восточных и византийских мастеров. Основным типом жилищ болгар являлись деревянные наземные дома с подпольем, плетнево-каркасные строения с глиняной обмазкой, а также юртообразные постройки. Принятие ислама оказало важную роль в формировании особенностей культуры и всего бытового уклада болгарского общества. Раскопки городских и сельских могильников свидетельствуют об устойчивом погребальном обряде в соответствии с исламским каноном: головой на запад, четким исполнением Кыблы (лицом на Мекку), без инвентаря. Расположение В.б. на Великом Волжском торговом пути способствовало развитию международной и внутренней торговли. В Х в. в В.б. был налажен чекан серебряных монет (дирхемов). Торговля носила обменный характер. Болгары осуществляли транзитную торговлю с народами Поволжья, Прикамья, более северных территорий, специализировавшихся на пушной охоте (соболь, бобры, горностаи, белки и др.). Существовали торговые фактории в Прикамье, где было налажено также ремесленное производство для сбыта продукции местному населению. В 1006г. был заключен первый договор с Русью, неоднократно прерывавшийся военными походами. На болгарских памятниках встречаются предметы восточного, древнерусского, западноевропейского импорта. Значительную часть болгарского экспорта составляли зерно, скот, кожа, кожаные изделия, невольники. В результате монгольского нашествия в 1236г. были разгромлены основные центры Волжской Болгарии, значительная часть населения была уничтожена, территория вошла в состав Улуса Джучи (Золотая Орда).

Лит.: Смирнов А.П. Волжские болгары. М., 1951; Васильев И.Б., Матвеева Г.И. У истоков истории Самарского Поволжья. Куйбышев, 1986; Хузин Ф.Ш. Волжская Болгария в домонгольское время (X–начало XIII вв.). Казань, 1997; История татар с древнейших времен. Том II. Волжская Болгария и Великая степь. Казань, 2006.

А.Ф.Кочкина

Материальная культура Волжской Болгарии
Увеличить изображение
ТОПОР. Железо. Топор проушной. Муромский городок. Ставропольский район. Случайная находка, 2000 г. Фото А.Ф.Кочкиной.
Увеличить изображение
КРЕСАЛА. Железо. Муромский городок. Ставропольский район. Случайные находки, 1996 г.
Увеличить изображение
УДИЛА С ПСАЛИЯМИ. Железо. Муромский городок, раскоп XXVIII. Ставропольский район. Раскопки Г.И.Матвеевой, 1977 г. Фото Д.А.Сташенкова.
Увеличить изображение
КИСТЕНИ. Железо. Муромский городок. Ставропольский район. Случайные находки, 1996 г.
Увеличить изображение
НАПРЯСЛА. Камень (шифер). Муромский городок. Ставропольский район. Случайная находка, 1998 г.
Увеличить изображение
КЕРАМИКА ПОЛИВНАЯ. Глина, глазурь. а) фрагмент венчика полихромного блюда из Средней Азии; б) фрагмент венчика полихромного блюда производства г.Сари (Южный Прикаспий). Муромский городок. Ставропольский район. Случайные находки, 1996.
Увеличить изображение
КУВШИН. Глина. Изготовлен на гончарном круге. Муромский городок, раскоп XXVIII. Ставропольский район. Раскопки А.Ф.Кочкиной, 2003 г.
Увеличить изображение
ГОРШОК. Глина. Муромский городок, раскоп XXVIII, Ставропольский район. Раскопки А.Ф.Кочкиной, 2005 г.
Увеличить изображение
СВЕТИЛЬНИК. Глина. Изготовлен на гончарном круге. Высота 3,5 см, длина 15,3 см. Муромский городок, раскоп XVIII. Ставропольский район. Раскопки Г.И.Матвеевой, 1977 г.
Увеличить изображение
ГРЕБЕНЬ. Кость. Муромский городок, раскоп XXVIII. Ставропольский район. Раскопки А.Ф.Кочкиной, 2000 г.
Увеличить изображение
ПЕРСТЕНЬ. Серебро, лазурит. Междуреченское городище, раскоп I. Ставропольский район. Раскопки С.И.Приказчикова, С.Э.Зубова, Г.И.Матвеевой, 1990 г.
Увеличить изображение
БРАСЛЕТ. Серебро. Плетеный браслет с расплющенными концами. Муромский городок, раскоп XXVIII. Ставропольский район. Случайная находка, 1998 г.
Увеличить изображение
ФОРМА ЛИТЕЙНАЯ. Камень. Фрагмент литейной формы для отливки браслетов и накладок (на продольной стороне). Муромский городок. Ставропольский район. Случайная находка, 1996 г.
Увеличить изображение
БУСИНА. Халцедон. Муромский городок, раскоп XXXI. Ставропольский район. Раскопки А.Ф.Кочкиной, 2010 г.
Увеличить изображение
ОЖЕРЕЛЬЕ. Муромский городок, раскоп XXVI. Ставропольский район. Раскопки А.Ф.Кочкиной, 1994 г.

Кочевнические памятники золотоордынского периода

К кочевнические памятники золотоордынского периода относятся археологические памятники второй половины XIII-XIV вв., расположенные в степной зоне Самарского Поволжья: курганы, грунтовые могильники и поселки. Данная территория традиционно являлась кочевьем различных народов. Археологическое изучение К.п. в Самарском Поволжье позволило выделить три группы кочевого населения с особенностями языческого погребального обряда. К 1-й группе относятся погребения с "печенежско-торческим" обрядом, для которого были характерны: курганная насыпь, вытянутое на спине положение погребенного, западная ориентировка, наличие вещей этого времени, часто присутствие в могиле частей коня (курганные могильники у сел Новопавловка и Александровка Безенчукского района). Погребения кочевников с западной ориентировкой известны в грунтовых могильниках у сел Виловатое, Екатериновка, на дюне "Большой Шихан". Данный погребальный обряд в домонгольское время был распространен в южнорусских степях, а после монгольского завоевания переместился в волжские степи. Археологические исследования показали, что это было результатом насильственного перемещения кочевников южнорусских степей после их поражения в борьбе с монголами. Для 2-й группы кочевников Самарского Поволжья был характерен "половецкий" обряд захоронения, сочетавший две специфичные черты: восточную ориентировку умершего и захоронение рядом с ним целого коня (погребение в саду совхоза им.Луначарского Ставропольского района). Самой многочисленной была 3 группа кочевников с такими особенностями обряда: ориентировкой в северной половине круга и отсутствием обычая класть в могилу коня, распространившимися в Поволжье с приходом монголов. Данные памятники разделяются на две подгруппы: 1) подкурганные (Гвардейцы, Покровка, Александровка); 2) могильники на дюнах (район р.Самары: у сел Максимовка, Виловатое, Утевка). Появление бескурганных дюнных могильников отражал процесс перехода беднейшей части кочевников к оседлости. Классовое расслоение в Золотой Орде и переход кочевников к оседлости наблюдались повсеместно, и особенно в районах, расположенных рядом с земледельческими центрами. На берегах р.Самары существовал район компактного проживания такого населения. Здесь находился гончарный ремесленный центр (дюна "Большой Шихан"). Возле с.Максимовка располагался поселок золотоордынского времени, где была найдена монета времени хана Узбека и клад железных орудий труда: лемеха, двух плужных резаков, двух серпов, скобеля, обломка косы-горбуши, двух топоров. Находка их в культурном слое поселения может служить доказательством занятия жившего там населения земледелием. Таким образом, в золотоордынское время южные районы Самарского Поволжья были компактно заселены разными этническими группами кочевников. За отдельными группами кочевников, по-видимому, были закреплены определенные маршруты перекочевок, что и объясняет образование постоянных могильников. Однако, кочевники-язычники могли свободно жить и быть похороненными на другой территории: на Самарской Луке (II Усинский могильник), на побережье Волги (Екатериновка, погребение в саду совхоза им.Луначарского), в лесостепных районах (одиночный курган у б.д.Гундоровка).

Лит.: Федоров-Давыдов Г.А. Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов. М., 1966; История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. М., 2000.

И.Н.Васильева

Мордва в Самарском крае в XIII-XIV вв.

Согласно письменным и археологическим данным до татаро-монгольского нашествия мордовские племена проживали на территории современных Нижегородской и Пензенской областей. Самарское Поволжье служило пограничьем между государством волжских болгар и степными кочевниками. Северные лесные районы и Самарская Лука принадлежали Волжской Болгарии, а в степях кочевали немногочисленные группы тюркоязычных кочевников. Завоевание Волжской Болгарии татаро-монгольскими ханами и включение ее в состав Золотой Орды существенно изменили этнокультурный состав населения нашего края. В рамках единого государства с сильной центральной властью происходил процесс размывания традиционных границ между этносами Среднего Поволжья. В этот период началось интенсивное проникновение кыпчаков и других тюрков-кочевников в города и поселки бывшей Волжской Болгарии; из русских княжеств в Поволжье насильственно были приведены большие группы пленного русского населения; археологически зафиксировано массовое переселение со своих исконных земель в район Самарской Луки и противоположного ей левого берега Волги мордовских племен (эрзи и мокши). Памятники, содержащие материалы мордовской культуры второй половины XIII-XIV вв., представлены поселениями и грунтовыми могильниками (Барбошина поляна, Муранка, Усинский). Зоны расселения этого населения на Самарской Луке и побережье Волги были связаны с местами, удобными для переправ и транспортировки судов. Можно предполагать планомерный характер заселения побережья Волги во второй половине XIIIв., обусловленный целенаправленной политикой золотоордынских ханов, а появление в нем поселков с разноэтичным населением - результатом насильственного расселения пленников, приведенных из соседних покоренных стран для обслуживания Великого Волжского пути. Мордовская группа населения Самарского края в золотоордынский период включала мокшу и эрзю, живших до прихода на Волгу раздельно. У них имелись некоторые различия в погребальном обряде и женских украшениях. Археологически зафиксирован устойчивый языческий обряд со следующими чертами: грунтовые могильники; расположение могильных ям рядами; простые могильные ямы различной глубины (0,3-2 м); использование деревянных гробовищ и колод; различное положение умерших женщин и мужчин (мужчины укладывались в вытянутом на спине положении, женщины в позе спящего, на правом боку с подогнутыми ногами, руки перед лицом); различная ориентировка умерших для мокши и эрзи (у первых - южная, у вторых – северная); эпизодичное применение обряда трупосожжения; присутствие многочисленного погребального инвентаря: вооружения, орудий труда, предметов конской сбруи, предметов быта – в мужских погребениях; украшений, глиняной посуды, предметов быта – в женских погребениях. Специфичными женскими украшениями, характерными для мордвы-мокши, являлись: 1) полукери — трубчатые накосники, в которые вставлялась коса; 2) сюльгамы — застежки с плоскими треугольными лопастями. Для эрзянских женщин были традиционны кольцевые застежки. Мордовская керамика из памятников Самарского Поволжья представлена сделанными вручную сосудами баночной, горшковидной и мисковидной формы. Они, как правило, не орнаментированы, вследствие кострового обжига имеют пятнистый серовато-коричневый цвет. Технология их изготовления очень архаична: формовочные массы из глины с добавкой шамота и органики в большой концентрации; использование лоскутного налепа для конструирования сосудов; отсутствие навыков работы на гончарном круге; костровый обжиг. Судьба мордовского населения Самарского края была связана с общими историческими событиями этого времени. Разгром войск золотоордынского хана Тохтамыша в битве с Тамерланом на р.Кондурче в 1391 г. привела к разгрому большинства поселков и полному опустошению нашего края.

Лит.: История Самарского Поволжья с древнейших времен до наших дней. Ранний железный век и средневековье. М., 2000.

И.Н.Васильева